upsya (upsya) wrote,
upsya
upsya

Изнанка бизнеса №5 | Time Trial | По волнам бизнеса | Илья Губарев

Финальный выпуск первого сезона «Изнанки бизнеса» о компании Time Trial. Предприниматель Илья Губарев рассказывает, как они стали главным надувным партнером для всех любителей активного отдыха в России и покорили зарубежный рынок, сколько стоила Илье покупка компании в биткоинах, и почему предприниматель не мечтает о золотых «ролексах» и яхтах, и предпочитает получать удовольствие от процесса, а не результата.



Андрей Шаккар — ведущий, сооснователь медиагруппы Buzzcraft
Анна Вознюк — ведущая, журналист, автор сценария

Илья Губарев: Я работал после университета в разных компаниях, занимался продажами. И получал опыт коммуникации и взаимодействия с людьми. Работая в различных отраслях, мне удалось поработать в крупной компании, это был крупный белорусский холдинг, где были четко выстроены процессы, многое было автоматизировано, компания имела интересный продукт. И я занимался там продвижением этого продукта на рынке северо-запада. То есть я был продукт-менеджером, я отвечал за развитие продаж алюминиевых систем на рынке северо-запада. Выводил новый продукт, коммуницировал с клиентами, с отделом коммуницировал с отделом маркетинга, то есть моя задача была сделать все для того, чтобы продукт продавался и захватывал долю рынка. При этом уже тогда у меня было желание как-то проявлять себя вне работы. И судьба меня свела с друзьями, которые занимались активным отдыхом, рафтингом, и турами по Карелии. Мы вместе сходили в сплав, сплавились на рафте по карельским речкам, уникальная природа. Я влюбился, я понял, что это то, чего мне в жизни не хватает. И по возвращению у одного из друзей возникла идея организоваться собственную станцию по прокату и катаниям в Лосево. На тот момент там было не так много компаний, кто этим занимался. Мы, втроем объединившись, каждый в общую копилку привнес то, что у него было на тот момент. Кто-то машину, кто-то лодки. Мне было 23 года. Я продолжал работать в компании наемным специалистом, при этом все выходные и после работы я посвящал своей предпринимательской деятельности. Мы с нуля, из помойки можно сказать, сделали конфетку, сами являлись и продвиженцами, и инструкторами, и строителям, и бухгалтерами, то есть выполняли все функции, которые необходимо. И задача была максимальное количество людей вовлечь в такой вид активного отдыха как рафтинг.

Андрей: То есть, ты думал об отдыхе, о людях, а как же деньги?
Илья Губарев: Деньги, наверное, тогда было, в меньшей степени волновало. Скорее я по жизни больше думаю на перспективу, на будущее. То есть, конечно, мне финансы мне обеспечивают возможности, мои текущие потребности, но скорее у меня очень много потребностей, но скорее больше желания что-то реализовать, что-то построить и сделать. И на тот момент наша идея и желание совпало, и мы с друзьями, повторюсь, с нуля создали уникальное место в Лосево – это база рафтинга. Ребята сейчас продолжают этим до сих пор заниматься, но спустя там, мы вместе этим занимались пять лет, у нас разошлись интересы и видение. Я продав им свою долю в бизнесе, отошел от этого дела. И создал уже другую компанию, которая стала что ли масштабнее в плане вида деятельности. Мы со своим товарищем, с которым учились вместе в университете, в лицее, много лет знакомы, начали заниматься, оптовой продажей фурнитуры для окон и дверей по всей России. Для начала у нас было всего три человека – бухгалтер, я и курьер. И партнер, который поддерживал. Ну бухгалтер была на полставки. Курьер тоже был на полставки, он работал в другой компании, и выполнял функции курьера. Мы, кстати, арендовали офис в соседнем здании, у нас офис был…Ну вот буквально, как ты сидишь, вот. Комнатушка, два стола помещалось. И мы там два года находились, при этом склад товара был наш, мой, в котором хранили продукцию.

Андрей: Личный?
Илья Губарев: Личный, да, гараж. А было первое время, когда даже не было офиса, и клиенты просто приезжали к дому, где я жил, я спускался, говорил, что, ну вы знаете, сейчас у нас временно офис неудобное ехать, поэтому вот сервис такой.

Андрей: Так все говорят сейчас предприниматели.
Илья Губарев: Да, да. И тогда кстати, мы сделали первый прорыв на рынке, мы стали оказывать клиентам бесплатную доставку.

АННА: Это тогда инновация какая-то была?
Илья Губарев: Ну у нас не было офиса, поэтому мы были вынуждены сами привозить клиентам фурнитуру. Никто из наших конкурентов этого не делал, все приезжали на склад, куда-то получать продукцию.

АННА: Случайно стали инноваторами.
Илья Губарев: Так и получилось. И из года в год мы совершенствовали процесс, расширяли ассортимент, больше охватывали клиентов. И росли. Пока как говорится, не грянул кризис…

АННА: 2008?
Илья Губарев: Нет, не 2008, мы тогда наоборот развивались. Это вот 2-3 года назад, когда резко вскочил доллар. Поскольку мы являлись, основной нашей деятельностью был импорт. Мы импортировали итальянскую фурнитуру и распространяли по всей России. То когда ценник вырос, а стройка сузилась, мы поняли, что нужно как-то диверсифицироваться, нужно осваивать какие-то еще направления, которые позволят нам быть сбалансированной компанией. Ну идея очень простая, сидит некий, скажем так, клиент, и придумывает, либо подсматривает какое-то надувное изделие. И потом ищет, кто бы ему эту мечту реализовал, и как бы он не искал, все пути приведут его в Time Trial. Потому что именно наша политика, и наша специализация заключается в изготовлении уникальных и индивидуальных продуктов. То есть, мы не серийное производство, не крупносерийное. Мы именно индивидуальное. То есть мы реализуем именно какие-то идеи.

Андрей: И сколько будет стоить сделать, допустим, лодочку какую-нибудь.
Илья Губарев: Смотря какую, у нас есть лодки от 7 тысяч рублей.
Андрей: Эксклюзивную.
Илья Губарев: У нас каждая лодка эксклюзивная. То есть идеология нашей компании – каждый заказ он уникальный и индивидуальный. И он максимально отвечает вашим потребностям, нашим возможностям, и вашему финансовому состоянию. То есть сколько у вас есть денег, мы все их используем. Судьба пересекла нас с владельцем компании Time Trial, у которой, когда мы занимались рафтингом, мы были клиентами, они на тот момент приняли решение выйти из бизнеса, по ряду семейных обстоятельств, ну и просто уже возраст, устали, хотели пожить для себя, искали как раз продолжателя дела. Н ос тем условием, чтобы дело не загнило, развивалось, и чтобы вот этот дух активного отдыха, он жил. Ну и скажу честно, заниматься производством такого узкоспециализированного продукта мало кому понятно.

АННА: У меня как раз вопрос был – реально ли это развивать, если ты в принципе, ну равнодушен к этому.
Илья Губарев: Я думаю, что нет, в России вообще очень сложно что-то развивать, если ты к этому равнодушен. Ну если ты не биткоины майнишь или … Так вот, особо не видишь результат своей деятельности. А тут…
Андрей: Можешь пощупать свои резиновые изделия.
Илья Губарев: Да. Так вот, и мы поняли, что это то, чем мы бы как раз хотели заниматься. Опять же амбиции, опыт, и какая-то вера говорила, что это та самая возможность, которую надо брать, удачу за…

АННА: И это никак не было повязано на зарубежный рынок доставки?
Илья Губарев: Нет, конечно, и мы…Получилось еще так, что будучи, ну получилось как. Я очень люблю посещать иностранные выставки, и на одной из выставок в Германии я увидел надувной саб. И с этой идеей пришел вот к предыдущим владельцам компании, и сказал, смотри какой классный продукт, в Европе это набирает очень сильную популярность, много людей увлеченных. Класс. Это просто супер. На что они сказали – ой, это никому не нужно, вообще это непонятно что. Нам это не интересно, и вообще это фигня. И в тот момент, когда они предложили купить у них компанию, они мне сказали – о, и как раз вот эту свою фигню будешь делать. Ты хотел – и делай. Они сказали – вот, теперь ты любую свою мечту можешь реализовать. Я сказал – о, классно.

АННА: А ты когда покупал компанию, что это было? Что ты покупал?
Андрей: И за сколько?
Илья Губарев: За сколько не могу сказать.
Андрей: Ну примерно.
Илья Губарев: Могу даже так сказать. Что когда мы договорились о покупке компании, у нас этих денег не было. Но мы настолько хотели это, что мы договорились с владельцем компании, что мы будем с ним рассчитываться в течение полутора лет. Они нас будут обучать, вовлекать, объяснять, показывать. Потому что передать производство…

АННА: А они так болеют за это?
Илья Губарев: Конечно, они продолжают болеть, вплоть до того, что один из совладельцев компании продолжает у нас работать, изобретать эти лодки. Ну это как ребенка, это все равно, что передать просто из школы в институт, нельзя просто взять, сказать - на, держи. Ты все равно какое-то время переживаешь. И они переживают, теперь уже, наверное, в меньшей степени, потому что мы прошли тот испытательный срок и нам можно доверять. Потому что при продаже бизнеса сложно взять, особенно где не все автоматизировано, где процесс не прописан, то есть все очень зависит на личностях. Я вот не представляю, как можно бизнес кому-то продать и передать. Серьезный бизнес. И клиенты нас проверяли. Ну компания очень была, ну и сейчас она является клиентоориентированной и на личном отношении построенная. То есть очень много было завязано на самих владельцах. И когда клиенты постоянные узнали, что пришли новые владельцы – ну все, а, еще молодые, о, все, пипец, сейчас короче качество упадет, цены вырастут. И вообще они не будут рафты производить, будут какие-то куклы делать, матрасы. Потому что продукция, которую Time Trial производила, она такая не массовая, она очень узкая. Особенно переживали спортсмены, потому что Time Trial на тот момент считалась элитой и номер 1, они сейчас продолжают считаться. И вот пока мы это производство продолжали, улучшали, и оптимизировали, мы зарабатывали новую репутацию, новое имя, новую аудиторию, при этом сохранив старую. Это очень тяжело, учитывая, что многие клиенты, такие консерваторы, взрослые, и они очень конечно, относятся, они как-то защищают историю компании. Потому что, когда мы попытались поменять логотип, сделать ребрендинг, поднялся бунт. Не только среди сотрудников прошлых, а среди клиентов. На что мы сказали – ладно.

АННА: Вы не стали менять?
Илья Губарев: Ну настолько они во все это вовлеклись, настолько им это все прижилось, настолько это олицетворяет.

АННА: Не стоило это переступить и сделать? Все равно же привыкли бы?
Илья Губарев: На тот момент, спустя какое-то время…Это как ты приходишь в новый класс. Какое-то время тебя все проверяют, кто ты, лидер ты, авторитет, прощупывают тебя, провоцируют. Мыло кидают, и вообще, ты кто, как говорится. То же самое и у нас происходило. Когда ты завоюешь авторитет, который ты начнешь уважать, а потом еще становишься неким миссионером и лидером, то, конечно, на тебя смотрят уже по-другому. И сейчас, конечно, мы для них уже открываем новые возможности, новые продукты, даже где-то на грани экспериментируем. Потому что всегда что-то новое – это определенные риски, не угадать с потребностью и облажаться. Благо, ошибок тоже хватает. И не всем так интересен твой успех, как факапы.

АННА: Вот нам тоже очень интересно.
Илья Губарев: И факапы, они всегда будут, и это тот опыт, который позволяет тебе развиваться. Мы производством занимаемся уже много лет, и хотим показывать, какие возможности неограниченные при помощи надувных изделий. Почему-то у многих ассоциируется, когда говоришь, резиновые изделия – ааа, я понял, я знаю, те самые делаете. К сожалению, те самые не делаем, но делаем много другого. У нас именно специализация, мы делаем надувные герметичные конструкции. Я увлекаюсь флай-бордингов, джайвингом, каякингом, вот мы иногда выступаем на шоу, на флайбордах. Если видели в Петропавловке на Неве.

АННА: Это когда человек на этой трубе вылетает?
Илья Губарев: Да, да. Сальто делают.

АННА: Ты делаешь сальто?
Илья Губарев: Да. Уже Деловой Петербург делал сюжет такой, когда я на высоте и в деловом костюме.

Андрей: А вот скажи пожалуйста, ты сам считаешь себя лидером? Такой вопрос провокационный, ты просто говоришь про лидерство производства, а сам ты как считаешь, как ты себя идентифицируешь?
Илья Губарев: Скорее, мне сложно ответить на этот вопрос, это лучше спросить у сотрудников, готовы ли они пойти и поверить, особенно, когда, знаете…Лидер проверяется в трудную минуту, а некогда все хорошо. Нет, я скорее считаю себя организатором, и таким, идейным вдохновителем что ли.

АННА: У тебя там книга стоит «Я такой как все».
Илья Губарев: Да, здесь кстати не вся библиотека, у нас в отделе персонала есть библиотека, откуда каждый может взять из персонала, почитать, воспользоваться.

АННА: А ты считаешь, что ты такой, как все?
Илья Губарев: Ну конечно, я такой же как все, как это?

Андрей: Скромный человек, скромность – это ваше главное качество. Вот ты предприниматель, какие качества предпринимателя помогли тебе на твой взгляд сделать успешный бизнес?
Илья Губарев: Скорее любознательность и вера в результат. Ориентация на то, что у тебя это получится. Не концентрироваться на какой-то цели, а скорее думать о процессе. Обычно говорят – важно поставить цель, к ней идти, добиваться. У меня скорее есть видение и вера в том, что мои действия или совокупность всех действий сотрудников приведет к успеху. Плюс я очень много анализирую, очень много наблюдаю. Изучаю факапы, успехи, проецирую их на себя, на свою компанию, на реалии. И что-то из этого использую, а что-то нет. Плюс количество экспериментов, итераций, гипотез. Не сколько качество может быть, сколько количество порой. Потому что…Ну я иногда так анализировал, это принцип венчурного инвестирования, когда ты направишь свои усилия в разные области, и там, где ты увидишь максимальную отдачу, там ты увеличиваешь усилие.

АННА: А какие стандартные признаки успеха тебя не влекут?
Андрей: Там, Ролексы золотые, нет?
Илья Губарев: Вообще нет, скорее эмоции и реализация больше. Ну то есть, наверное, здесь такое, детское больше, когда ты хочешь что-то сотворить, сконструировать, что-то построить.

АННА: Что ты за это получишь?
Илья Губарев: Вообще не важно, скорее деньги и все остальное – это ресурсы для реализации.

АННА: У тебя наверное есть партнер, который ходит в Ролексах.
Илья Губарев: Спонсор – нет. Нет. Нам, как и любым предпринимателям, порой не хватаем финансирования, скорее мы снижаем свои потребности в какой-то…дорогие машины, яхты, квартиры, скорее, вкладывать в будущее, создавая основу для реализации своих желаний. Вот так. Это придумывают европейцы, американцы, мы уже, наверное, последователи именно по этим продуктам. Но есть уникальная наша разработка, которой аналогов даже в мире нет. У нас есть придуманные лодки для рыбалки, какие-то. Вот, к примеру, мы недавно выпускали на рынок мультиборд – это тренажер для тренировки баланса. Для гимнастов и акробатов мы недавно изобрели фляк тренер.

АННА: У вас какие-то инженеры, кто у вас?
Илья Губарев: У нас да, у нас штат конструкторов, который постоянно что-то придумывают, смотрят, экспериментируют. Но на самом деле у нас весь коллектив придумывает. Ну последний блоггер, который купил у нас надувную дорожку, он со второго этажа прыгал на эту дорожку, делал второе сальто. Такие есть чудаки. Мы делаем дорожки для приземления, и надувные дорожки маты. Нашу продукцию можно встретить во многих батутных центрах, акробатические центрах, гимнастических центрах. И даже олимпийские чемпионы занимаются на нашей продукции.

АННА: Школы покупают у вас?
Илья Губарев: Школы покупают, сейчас все больше, потому что надувные изделия, они обладают двумя важными свойствами. Они компактные – их сдул, надул. И много лет служат. То есть поролон, о со временем разрушается, плюс его надо где-то хранить. А надувное, плюс оно еще и безопасное, то есть оно амортизирует. Поэтому надувные байдарки вытесняют пластиковые и деревянные.

АННА: Ты интересную тему начал рассказывать до этого про вирус страха. О том, что он приходит, и распространяется, у тебя была какая-то ситуация с этим?
Илья Губарев: Они периодически происходят.

АННА: Можешь рассказать?
Илья Губарев: Яркий пример, когда мы…Мы очень часто участвуем в тендерах, в госзаказах, а это такая достаточно сложная, и порой непонятная система. С одной стороны ты должен дать дешево, с другой соответствовать их ожиданиям, и это часто просто формальность. И вот пример, по ошибке одной из сотрудниц мы выиграли тендер, который не можем реализовать. Технически мы не можем выполнить требования. С одной стороны это прикольно, классно, а с другой стороны для нас это огромный риск, если ошибка например с каким-то коммерческим клиентом или частным, ты можешь всегда договориться, как-то вернуть деньги, решить, много путей решения. А с госзаказом все очень просто – либо ты пан, либо ты пропал. Либо ты выполняешь все их требования, либо попадаешь в черный список.

АННА: То есть вы его выиграли, и пути назад нет?
Илья Губарев: Нет. И часто это происходит, и ты начинаешь что-то придумывать. Мы понимаем, что мы не можем его никак выполнить, ну с технической точки зрения, и у нас нет пути назад, путь назад – это попасть в черный список, не иметь возможности два года участвовать в госзаказах. Плюс заплатить штраф. Соответственно, это нас мобилизовало, мы тут же освоили то, что не могли освоить долгое время, нашли выход из ситуации, но появился страх. И участие в следующем тендере мы подошли из того, что мы боимся выиграть его. Соответственно, этот страх просто не дал возможности вовремя подготовиться, и мы просто смогли участвовать в этом тендере. Если раньше на многие вещи мы забивали, меньше внимания уделяли, то сейчас, ты уже понимаешь стоимость ошибки.

АННА: Вы же уже мобилизовались, уже позитивный опыт.
Илья Губарев: Да, но страх остался. Поэтому анализ понимании вот этого страха, он позволяет подходить к конкретике, оценивать риски, оценивать свои возможности. То есть на что надо обращать внимание. Потому что с любой проблемой можно справиться.

АННА: Какая зарплата?
Илья Губарев: У сотрудников? От 40 до 100.
АННА: Нормально?
Андрей: В рублях?

Илья Губарев: Да. Причем, вот Костя у нас вообще с Украины, приехал в Петербург, и ты сразу к нам устроился? Или где-то еще работал?

Константин: Нет, я 10 лет уже здесь.
Илья Губарев: Но при этом работая у нас, сейчас получаешь гражданство, или как?
Константин: Да.
У нас много ребят работают с Украины, с Белоруссии. С российских городов.

АННА: Чтобы 100 получать, надо быть руководителем отдела?
Илья Губарев: Ну нет, нет, надо просто иметь навык и опыт.
АННА: И перевыполнять план.
Илья Губарев: У нас в 90 процентах случаев сдельная работа. То есть Костя вот сейчас стоит, а денег не зарабатывает. Поэтому мы ему мешаем. У нас сдельная работа, за каждое изделие он получает фиксированную оплату, поэтому иногда даже домой работу уносит, ему жена помогает. Потому что у нас не сколько времени ты провел, а сколько изделий сделал. При этом очень важно, чтобы изделия были качественные и служили долго.

Андрей: Какова маржинальность бизнеса?
Илья Губарев: На разных изделиях по-разному. В среднем, я готовился к этому вопросу…Маржинальность от 70 процентов до 20, в зависимости от изделий. У нас есть изделия уже отработанные, как рафты каяки, байдарки, а есть изделия уникальные. Мы даже когда берёмся за заказ, мы не знаем, какая у нас выйдет себестоимость. Мы складываем определенную маржинальность, она может выйти либо больше, либо меньше, потому что есть много рисков, которые невозможно предусмотреть. И часто изделия не всегда получаются с первого раза. Например, вот это изделие, это наша уникальная разработка, байдарка, она у нас получилась с 4 раза. И для клиентов стоимость… Вот эта стоит 50 тысяч рублей. Это байдарка на трех человек. И позволяет она новичку, не обладая какими-то супер-навыками, с первого раза сев в байдарку безопасно плавать.

АННА: Расскажи про первые деньги, где ты их брал? Чтобы вложить в бизнес.
Илья Губарев: Вообще первые деньги – это были деньги с как сказать, скопленные на покупку машины.

АННА: Ты отказался от мечты?
Илья Губарев: Да. Тогда была 99-я, я накопил тогда около 300 тысяч рублей, и эти деньги, копил 300 тысяч, хотел купить машину. Вместо этого мы с партнером, он 300 дал, я 300. И мы договорились с поставщиком, что мы берем у него продукции на 1200000, и у нас есть два месяца на то, чтобы с этой продукции рассчитаться. Мы внесли предоплату 600 тысяч, и нам надо было за два месяца заработать еще 600. Когда у тебя есть ограниченные сроки, и есть желание не облажаться, о заработке речь уже не идет. Вообще для меня, наверное, самое главное – выполнять договоренности. У каждого есть друг, который открывал кальянную и барбершоп, и кофейню. Ну то есть, есть люди, которые просо на тренде, что-то делают. Для опыта это очень классно. Супер, когда ты готов рисковать, особенно в молодом возрасте, когда тебе нечего терять. Это дает огромный опыт.

АННА: А сейчас сложнее рисковать?
Илья Губарев: Конечно. Когда есть, что терять сложнее рисковать. И ты подходишь более прагматичное, осознаннее, от чего-то отказываешься. А что-то, наоборот, используешь.

АННА: Как вообще к заемным деньгам относишься?
Илья Губарев: Вообще конечно для бизнеса это хороший инструмент, и нужный инструмент, но к нему опять же нужно подходить с осознанностью и пониманием. Пока у нас этого понимания нет, и нам для реализации своих идей хватает собственных средств. Но это, наверное, тот минус, который придется преодолеть в ближайшее время, поскольку действительно заемные деньги позволяют реализовать быстрее свои желания. Ну свои цели. При этом, конечно, там берешь чужие, возвращаешь свои. И в России не так хорошо развито банковское кредитование, банковская поддержка, и часто требуется какие-то обеспечения, которых у нас нет. Какие-то квартиры огромные, которых у нас нет. У нас есть собственность промышленная, но она не является для банков…А скажем, к субсидиям мы вообще негативно относимся, потому что они очень сильно расслабляют, и требования государства неадекватные к тем деньгам, которые оно выделяет.

АННА: Как тебе кажется, какие продукты банковские наиболее актуальны сегодня и вообще перспективны в дальнейшем?
Илья Губарев: Честно я не специалист и не эксперт в этой области, и мне сложно что-то в эту тему.

АННА: Вот на сегодняшний момент что кайфово и удобно?
Илья Губарев: Ну максимальная скорость принятия наличности и работы с клиентами. Максимально сейчас все автоматизировано, то есть образно говоря, клиенту не нужно там бежать в банк, то есть при помощи трех кнопок он может принять платеж, перевести. Компьютер стал таким, сильным инструментом, и развивает области сам бизнес. То есть сейчас где-то даже в столовой или на рынке есть эти картридеры.

Андрей: Ну не везде. Кое-где нет.
Илья Губарев: Бывает, конечно, но тем не менее, это то, что двигает, упрощает что ли.

Андрей: А ты сам каким банком пользуешься?
Илья Губарев: Я пользуюсь Сбербанком, и пользуюсь Альфа-Банком, я клиент этих банков уже много лет, и доволен работой обоих.

Андрей: То есть, именно крупные банки, потому что сейчас много предложений от маленьких банков, но ты выбираешь банки с репутацией?
Илья Губарев: Скорее с репутацией и новаторские. То есть которые действительно делают классный продукт и ориентированы на клиента. Это если с точки зрения частного клиента. А если с точки зрения как юр клиент, мы, конечно, пользуемся услугами еще более надежных банков – это ВТБ, Альфа и ПСКБ. Банки, в которых мы обслуживаемся. А вообще банковская система, она сильные изменения претерпевает, после закрытия мелких банков.

Андрей: Очистили поляну просто.
Илья Губарев: Радует то, что они действительно вкладываются в развитие своих систем, банк-клиентов, облегчения взаимодействия, упрощают. Ну и при помощи мобильного телефона, ты можешь управлять своими финансами.

Андрей: Пожалуйста, какие советы предпринимателям ты мог бы дать?
Илья Губарев: Я могу бы порекомендовать книжки, которые на меня оказали наибольшее впечатление, поскольку совет – это мой опыт, это не значит, что у них он будет. А вот именно какие-то убеждения, ценности, видения, которые я почерпнул – вот последние две книжки, наибольшее, наверное, влияние оказавшие – это Экономика впечатлений, не помню автора, к сожалению, она довольна старая, но актуальная по сей день, я думаю.
Tags: ИзнанкаБизнеса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments