upsya (upsya) wrote,
upsya
upsya

Изнанка бизнеса | Велодрайв | Бизнес на колёсах | Кирилл Остапенко

Четвертый выпуск «Изнанки Бизнеса» побывал в гостях у основателя сети магазинов «Велодрайв» Кирилла Остапенко. Узнаем, как выпускнику юрфака СПбГу пришла идея продавать велосипеды, когда крутить педали еще не было трендом, и, почему сам Кирилл предпочитает ездить на машине, как компания эволюционировала за 13 лет, чего боится бизнесмен и каких ошибок советует избегать начинающим предпринимателям.



Андрей Шаккар — ведущий, сооснователь медиагруппы Buzzcraft
Анна Вознюк — ведущая, журналист, автор сценария


Анна: Меня зовут Анна Вознюк.
АНДРЕЙ: И сегодня мы встретимся с предпринимателем, основателем сети Велодрайв, Кириллом Остапенко.
Анна: Пятнадцать лет назад Кирилл начинал с небольшого магазина на окраине города, и за это время вырос до лидера розничной продажи велосипедов в Санкт-Петербурге.

Анна: Для начала Кирилл расскажи, как ты сюда добрался? На комфортном авто, или крутил педали?
Кирилл Остапенко: Я думаю, что этот вопрос уже сто восьмидесятый по счету, который звучит.
АНДРЕЙ: Не оригинально да?!

Кирилл Остапенко: Приехал ли я на велосипеде? Я теперь делаю хитрее
Кирилл Остапенко: Я кладу в машину велосипед, это какое-то мероприятие, я подъезжаю поближе к мероприятию, достаю оттуда из багажника велосипед, и реально приезжаю на велосипеде, чтобы не расстраивать людей

Анна: А почему ты сейчас вот не продемонстрировал?
Кирилл Остапенко: Ну это же не мероприятие, это просто съемки, если бы что то другое

Анна: Ну так красиво бы в кадр зашел собственно. (смеется)
Кирилл Остапенко: Ну здесь сто великов, могу сесть, проехаться.

АНДРЕЙ: А какая у тебя модель велосипеда?
Кирилл Остапенко: Ну у меня велосипеда в общем-то и нет.

АНДРЕЙ: Даже так?
Кирилл Остапенко: Я несколько раз пробовал себе велосипед завести, но заканчивалось это тем, что я его сдавал на хранение в какой-нибудь из наших магазинов, и его там продавали наши доблестные продавцы.

АНДРЕЙ: Зачем тебе продавец? Да и велосипед тем более твой.
Кирилл Остапенко: Со словами что на этом же велосипеде катался сам генеральный директор…

АНДРЕЙ: С наценкой продаешь?
Кирилл Остапенко: Нет, нет, ну, примерно по обычной розничной цене продалась, несмотря на грязь.

Анна: Золотое кресло.
АНДРЕЙ: А что тебе вообще мотивировало, вот заняться этим бизнесом, мне кажется, это не выгодно, велосипеды — это низкая моржа.
Кирилл Остапенко: Ну, вообще не менее ни что не мотивировало, и вообще я особо много не думал когда это начиналось, потому что возникла стихия, но и спонтанно.

Анна: Сколько лет тебе было?
Кирилл Остапенко: Это было 2003-2004 год.
Кирилл Остапенко: Да. То есть, это было сколько… 13-14 лет назад, а мне сейчас 35, получается это было 35 – 13 = 22.

Анна: Совсем юный.
АНДРЕЙ: В общем был молодой, юный, не опытный, да
Кирилл Остапенко: Это абсолютно не воспринималось как бизнес

Анна: Ну ты интересовался велосипедами? Или ты съездил в Америку? Я читала что ты был в Америке, и что-то там…
Кирилл Остапенко: Нет, ну я съездил в Америку это легенда если честно, это так красивая легенда, что я в Америке.

Анна: То есть, ты не был в Америке, понятно.
Кирилл Остапенко: Нет, был два раза, и мне действительно там очень понравилось, опыт был, там цены самостоятельно, потому что у меня не так много опыта работы по найму, а там он все-таки какой то был, поэтому я очень ценю это время проведенное в моей молодости, вот. Ну там я действительно полюбил велосипед, то есть там не было никакого там связанного с бизнесом, но там симпатия к велику возникла. И здесь, приехав в Санкт-Петербург, она продолжилась. И это было просто по-фану, то есть все, вот сейчас я уже осознаю, что это занятие было по фану. Вместе там с моим товарищем, мы развлекаясь и играючи занимались, как оказалось потом, уже предпринимательством, но реальное осознание что это бизнес, а не игра, ну, наверное, через несколько лет только возникла, вот.

Анна: А развлекаясь это значит вы работали на какой-то серьезной, основной работе и параллельно по-фану строили бизнес?
Кирилл Остапенко: Ну, там было по разному, поскольку действительно бизнес сложный, сезонный, то есть, начинали мы в этом, потом значит параллельно заканчивали обучение, и я пошел работать по профессии, и вот одновременно ...как бы вот профессии, я юрист, занимался вот велодрайвом, ну и в общем, в какой то момент стало понятно что времени полноценного, ну нету на два проекта, и нужно уделить одному, и в общем не смотря на родительские увещевания, ну в принципе на окружение, Кирилл ты же юрист, там Медведев, Путин, тебе туда, тебе туда.

Анна: Какие Велосипеды, да.
Кирилл Остапенко: Ну да.

Анна: Да я только на велосипеде да
Кирилл Остапенко: Ну я говорю сейчас чуть-чуть еще, вот немножко у меня надо еще

Анна: Слушай, ты понимал, что это в долгую? Вот ты вот начинаешь заниматься, и это дело всей твоей жизни, или ты типа «попробую себя в предпринимательстве»?
Кирилл Остапенко: Нет, нет, кто занимается велосипедным бизнесом меня поймет, почти каждый год я думаю что он последний, особенно осенью и зимой, но за время этой вот деятельности были два раза две ситуации серьезные, когда я думал что это почти конец.

АНДРЕЙ: А ты можешь об этом подробнее рассказать, что за ситуации, кризис?
Кирилл Остапенко: Ну я расскажу о последней ситуации, да она была. ну просто психологически у человека разная есть чувствительность, вот, на тот момент это был для меня может быть какой то эмоциональный перебор. Да это был последний кризис,когда все выросло в два раза, ну и у нас на складах остались велосипеды которые перестали продаваться, потому что покупательская способность по цене сохранялась на прежнем уровне, даже чуть под-упала, а вот, а мы по прошлым всем нашим заказам брали велики которые казались в полтора, два раза дороже в цене, и соответственно они были никому не нужны, у нас оставалось это на складах, у нас остались обязательства перед поставщиками, ну поскольку мы привыкли всегда быть красивыми, галантными, и уверенными в себе, здесь возникла та ситуация, что ты не можешь говорить с поставщиками на прежнем языке, и ты... Нужно находить какие то оправдания, там отговорки, ну в общем в конечном итоге это все вылилось в длительный переговорный процесс и наши обязательства, там более чем на сорок миллионов рублей, мы разбили по периодам, переговорились, где то сделали возвраты, где то сделали распродажи, ну и со временем ближе там к следующей весне, к следующему сезону выкрутились из этой ситуации, переориентировали наш ассортимент, ушли там на одиннадцать сегментов ниже, ну такая она была моральная ситуация не первая

Анна: Слушай а как удалось продержаться, ну что поддерживало этот период длинный?
Кирилл Остапенко: Наши контрагенты, то есть наши контрагенты, наши поставщики абсолютно, ну оказались вменяемые люди, у нас вообще, в принципе, такое велосипедное братство, и ну по сколько ситуация была подобная, в принципе, у всех, нет ну нормально, главное отдай, то есть мы.

АНДРЕЙ: А у тебя был какой-то план "Б" запасной, вот если бы это не случилось, что бы ты делал дальше? Ну допустим закрылся вело-бизнес, вот все, чтоб ты делал дальше?
Кирилл Остапенко: Я б постарался как то попробовать, ну придумать, ну было бы очень сложно, ну думаю что предприниматели меня поймут когда находишься в такой ситуации, в небольшом пике, на самом деле вывернуться психологически вот так вот сразу, вот выпрыгнуть, ну по сути дела это обычно, если сравнивать там с человеческой депрессией, вот выпрыгнуть ну я не знаю, каким нужно быть титаном, чтоб сделать это резко, все равно происходит плавно поэтому, и пока ты из этого выкручиваешься, ты пытаешься себе запасной аэродром придумать.

Кирилл Остапенко: Хотя может ничего не быть.
Анна: Ничего не быть, вообще.
Кирилл Остапенко: Вот так вот страшновато.

Анна: А у тебя не было до этого страха что вот может быть так случиться что ничего не выйдет.
Кирилл Остапенко: Были, были, они реально появляются когда близка вероятность, более высокая.
Кирилл Остапенко: Что это случится... вот

Анна: Ну зато ты пережил этот опыт, когда ничего неизвестно, и понял как это.
АНДРЕЙ: Все, что не убивает, делает нас сильнее.
Кирилл Остапенко: Ну да, если мы вновь это каким то образом подступит, то, ну как то будет это легче.
Анна: Ты понимаешь, как это.
Кирилл Остапенко: И в конце концов, ну это как вот не знаю там, процесс знакомства, и потом расставания, да с людьми, ну вот когда например ты не расстался с человеком, ну один раз было почти, второй раз почти, третий, ты уже пережил почти все расставание.
Анна: Да, да, да.
Кирилл Остапенко: Поэтому так легче конечно.
Анна: Подготовил.
Кирилл Остапенко: Да, так легче, когда в тебе действительно, ты можешь все потерять, не в том смысле что там все свои накопления, какие-то облигации, вообще все, это вот просто

Анна: В смысле вот дом?
Кирилл Остапенко: Ну вообще все, вот даже
Анна: Обнулиться.
Кирилл Остапенко: Ну да, вот это.
АНДРЕЙ: Вторую жизнь начать?
Кирилл Остапенко: Тогда да, как предприниматель вот имеешь преимущество на данный момент.

Анна: Я знаю, что у вас есть сотрудник который понимает жестовый язык глухонемых людей да, можешь рассказать как это так получилось
Кирилл Остапенко: Это великолепный человек, его зовут Рома, Рома Архангельский, верит в Бога, мы с ним, я вообще мне кажется уже лет 10 наверное, он работал не менее чем в пяти наших магазинах, в том числе успел поработать у партнеров у наших в той части, этот человек если приехать к нему в гости, сейчас он работает в двух, на Богатырском проспекте и на Энгельса одновременно, если приехать к нему в гости, ну я думаю что 50% будет смеха, ну с его стороны правда, 50%разговоров, ну вот такой он человек. Жизнерадостный, всегда с приколом, и у него были отношения, где с ребенком можно было общаться именно на этом языке, он выучил, и как-то в магазине начал применять и об этом узнали

Анна: Пошла молва, реальная.
АНДРЕЙ: Пошла молва.
Кирилл Остапенко: Пошла молва, и практически каждый день кто то к нему приезжает, потому что другого подобного человека у нас в Питере нет.
Анна: Уникальное предложение как сказать, уникальный сервис.

Анна: А ты можешь себе представить что ты станешь наемным сотрудником, вот вообще в своей, как сказать…?
Кирилл Остапенко: Легко.
АНДРЕЙ: В своем магазине.
Кирилл Остапенко: Вообще в один момент, буду стараться работать также как и работал как и предприниматель, да, как я себя чувствовал, отдавался этому делу целиком, не факт что в вело я бы остался, да, потому что те мысли которые были тогда, все равно какие то раскидали, ну то есть мне... ну многие сферы.

Анна: А вопрос по самой власти, самоощущение, что ты главный, да?
Кирилл Остапенко: Ну ты все равно будешь хозяином своего маленького участка, так ведь, и в общем то вот этот подход, когда у тебя в бизнесе есть элементы предпринимательства даже среди наемных сотрудников, ну на самом деле его разделяют сейчас многие бизнесмены, и в Санкт-Петербурге я с такими знаком, нормально, то есть это ни на 100%, но росточки и пускай это будет, и вообще в принципе если можно доверить там, ну когда ты нанимаешь топ-менеджера и генерального директора, ну вот здесь как, да конечно ты не совсем бизнес этого человека, но от него зависит очень много.

АНДРЕЙ: А вот расскажи пожалуйста, меня очень волнует вопрос, как ты относишься к воровству в своем бизнесе? Как предприниматель, как владелец, как ты относишься когда ты узнаешь о фактах воровства?
Кирилл Остапенко: Если человек хотя бы один раз был у нас уличен в чем то подобном, хоть даже, у нас было там кража крыла. это означает что человек не будет работать у нас никогда, и мы дадим соответствующие рекомендации всем, кто обратится к нам.

АНДРЕЙ: То есть ты не будешь это замалчивать, это все строго как бы да?
Кирилл Остапенко: Всем, кто обратится к нам из конкурентов и спросят про этого человека, мы обязательно это скажем.

Анна: Это с самого начала было, или опыт был?
Кирилл Остапенко: Да, с самого начала, это было с самого начала, принципиальная позиция, она правильная, и поэтому у нас все недостачи и все подобные ситуации, по ним ответственность- коллективная.
Кирилл Остапенко: Людям это удобно.

Анна: Слушай, а вот какие-то страхи, часто чтоб надо, чтобы расти надо избавляться от каких-то страхов? У тебя их изначально вот не было, и ты такой «аааа егегей»?
Кирилл Остапенко: У меня был страх, такой жуткий страх прихода налоговой, просто какой-то.
АНДРЕЙ: Да?
Кирилл Остапенко: Вот просто с самого начала.

Анна: Это паранойя, да?
Кирилл Остапенко: Да, это было на уровне паранойи, придет налоговая, она вот(смеется). нет конечно у нас там были налоговые проверки, но все равно в принципе все нормально это происходит, и другие это потом органы мои, наверное даже хуже чем вот это вот то самое что я произнес. Но вот этот вот присутствовал, и он так сказать вот в принципе всего административного страх, наверное, там последние несколько лет немножко "под угас».

Анна: А какой-нибудь психологический типа не получится, или не получится круто, или не знаю, конкуренты меня сделают, ну вот...
АНДРЕЙ: Или я слабак просто, я вообще не мужчина.
Анна: Да, да, да.
Кирилл Остапенко: Налоговая, страх пожарных, потом пожар случился.
Анна: Ну все-такие приземленные.
Кирилл Остапенко: Потом страх и прошёл, страх всякий, воровства, да оно и было, мы занимаемся этим достаточно.

Анна: То есть, все, чего ты боялся, случилось?
Кирилл Остапенко: Я вот думаю, а страх того, что перестанут покупать велосипеды, присутствует. Вот именно поэтому, я и думаю о смежных каких-то сферах
Кирилл Остапенко: То о чем я сейчас думаю это один из вариантов нашей стратегии, это превратиться из узконаправленного велосипедного ритейлера в мультиспортивного ритейлера у которого розничные точки по прежнему посвящены велосипедам, в основном преимущественно, но есть отделы, вернее есть пункты выдачи где мы выдаем спортивные товары, которые не продаются в Спортмастере, в Декатлоне, тех которые востребованы на рынке, которых может быть.

Анна: Например?
АНДРЕЙ: Например, спортивное питание.
Кирилл Остапенко: Это могут быть и тренажеры, это может быть и хоккейная амуниция, для теннисных, для игровых видов спорта, это одежда.

АНДРЕЙ: Как ты думаешь люди нормально отнесутся к такому ребрендингу что вроде бы как бы специалист по велосипедам а тут неожиданно идет еще какой то поточный поток?
Кирилл Остапенко: Ну знаете, сейчас же это... да.

Анна: Это как бренд Миландрайв, по-моему?
Кирилл Остапенко: Да, это в моде потому что, что так происходит со многими интернет-магазинами, все начинают продавать все, ну моя позиция такая, нет мы попробуем все-все в смешанной теме, в спорте.

Анна: А Декатлон когда появился кстати, он сильно нарушил баланс? Или не коснулось?
Кирилл Остапенко: Понимаете у нас и иначе, мы всегда шли за рынком, то есть рынок рос- мы росли, рынок падал... поэтому ну вот, вот прямо как то Декатлон не ощущали, мы ощущали присутствие гипермаркетов, и не гипермаркетов, а вот электронные гипермаркеты Юморта, потом Техносила и прочих, особенно в периоды ценовых воин, то есть слава Богу у нас тот рынок, один из немногих где удается благодаря разным усилиям сохранять розничную наценку, так скажем да, ну иметь приемлемые розничные цены для того чтобы можно было вести бизнес. Вот эти компании имели другую политику, конечно, она рынок рушила, оно сказывалось, а так Декатлон если у нас есть возможность присесть рядом к Декатлону со Спортмастером, с большим удовольствием.

АНДРЕЙ: А расскажи пожалуйста, как ты относишься к тренду Электровеликов вот, электровелосипеды, все электромодели?
Кирилл Остапенко: Если вообще на Европу посмотреть, то там этот тренд давно, там уже более 60% рынка давно электровелосипедов, а у нас по России меньше одного, далеко меньше одного, но мне эта тема нравится.

АНДРЕЙ: Слушай, а вот расскажи пожалуйста про свои зависимости, я считаю, что бизнес это самая главная зависимость у предпринимателя, какие у тебя еще есть зависимости? Ну что ты сразу о плохом думаешь?

Анна: Ну потому что, о чем еще можно, да?
АНДРЕЙ: Ну допустим бизнес предпринимательство.
Кирилл Остапенко: Да, только мы об этом обсуждали.

Анна: Ну давай про не конструктивные зависимости.
Кирилл Остапенко: Бизнес — это наркотик.

Анна: Про спорт это все не интересно.
Кирилл Остапенко: Не конструктивные ну вообще есть одна зависимость, она все равно связана с бизнесом, нужны вот, нужен стресс, вот стрессозависимость появилась, она и просто у меня так по жизни, но она и в связи с предпринимательством тоже развилась. То есть, если ничего не происходит плохого, дискомфорт.

Анна: Как будто деградируешь?
Кирилл Остапенко: Это ты про другую зависимость.

Анна: Не, ну потому что ты в ровном состоянии, в зоне самоконтроля.
Кирилл Остапенко: Ну просто вот спокойствие предпринимателя только когда что-то происходит, ты в эту мясорубку закидываешь эти проблемы и мелешь их.

АНДРЕЙ: Ты как в спорте, то есть, когда ты тренируешься появляется стресс у мышц и соответственно ты растешь, мышцы растут.
Кирилл Остапенко: Может быть как то и так, поэтому самую четкую зависимость я бы назвал эту, а вторая зависимость это вот как бы неумение оторваться от дел, это вот некоторые предприниматели.

Анна: То есть ты всегда включен? И проверяешь свои способы
Кирилл Остапенко: У меня в принципе такого четкого разделения я отдыхаю или я на работе нет.
Анна: Ага.
Кирилл Остапенко: У меня в принципе все одинаково.

Анна: Слушай ты когда начинал вообще всю эту историю, ты чувствовал тренд, что скоро у нас начнут ездить на велосипедах, посмотрел там на Европу, на Голландию, или ты...
Кирилл Остапенко: Господи, нет, я умоляю, нет, просто была тема а потом говорит: «Обалдеть а как вы типа знали, что это пойдет?» Да ничего мы не знали, сайт сделали да там, народ пошел, потом больше, больше, а поскольку действительно рынок тогда был совсем намного меньше, чем сейчас.
Анна: Конечно.
Кирилл Остапенко: И магазинов то не было велосипедных, да и просто.

Анна: А вы двигали идею параллельно - садись на велосипед, избавляйся от машины?
Кирилл Остапенко: Да, нам это нравилось, ну не то что избавляйся от машины, а просто эгегей за велоспорт, давайте кататься, у нас было большое мероприятие, называлось Велодрайвкап, выезжали в одностык Лен. области из Санкт-Петербурга Пухтолова гора, и несколько лет подряд делали большое мероприятие с детьми, с детскими соревнованиями, для взрослых, с крутыми спусками, где там люди даже падали, знаешь какие то травмы получали, с больше развлекательной программы, с ведущими интересными с радио, и там с танцами, с песнями.

Анна: Это дорогое мероприятие для вас?
Кирилл Остапенко: Около миллиона рублей.

Анна: Оно окупалось пиаром каким то?
Кирилл Остапенко: Это мероприятия которые мы проводили имея ввиду имиджевого характера никогда не окупались и не приводили клиента на следующий день, ни разу, это все помогало создавать имидж, и бренд Велодрайв в Санкт-Петербурге прежде всего растить - это да.

Кирилл Остапенко: Но я хочу сказать что вот у меня такое ощущение сейчас уже что мы наверное все-таки на половину это делали для себя, для себя потому что...
Анна: Ради фана.
Кирилл Остапенко: Ради фана, и для сотрудников это был, своего рода корпоратив, и нам нравилось что мы можем не просто продавать, мы можем сделать что то там для людей полезное, применить вот тот самый велосипед в жизни, посмотреть как людям от этого прикольно

АНДРЕЙ: А расскажи какой ты в семье вообще, вот с ребенком как ты относишься, как ты его воспитываешь?
Кирилл Остапенко: По-доброму.
Анна: У тебя двое детей?

Кирилл Остапенко: У меня двое детей, девчонка три с половиной года, мальчик восемь лет, я стараюсь им прививать доброту, то есть это мое основное, потому что все остальное имею ввиду такое там дисциплина, учеба, уроки, дают бабушки, няни и жена, а я противопоставляю, противопоставляю этому доброту, разность восприятия мира, что есть разные варианты, вот ну как то какие-то там азы экономики.
Анна: Ага, ага.

Кирилл Остапенко: Вот старшему стараюсь дать, ну он такой у нас спортивный мальчик, занимается акробатикой, может быть и там ему будут какие то успехи

Анна: Ну ты не делаешь никаких ставок, что они должны у меня быть акробатами или точно предпринимателями
как папа?
Кирилл Остапенко: Нет, конечно, нет, пускай себя находят. Мелкая у нас три с половиной года она вообще конечно крутой будет, потому что настолько самостоятельна уже, и сообразительная, что даже я может быть, она скорей, быстрей станет предпринимателем старшего сына, ну вовсе не обязательно пускай будут музыкантами, найдут себя, вот и стараюсь как можно меньше воздействовать на выбор их профессии, то есть что им будет нравится, единственное что нужно будет вовремя если я увижу этот желание поддержать

Анна: Ты легко относишься да, к просчетам, вот к каким-то таким, ну вот ошибки, окей?
Кирилл Остапенко: Ну вот когда их уже 38 и больше

Анна: А к первым как относился?
Кирилл Остапенко: Ну это в принципе свойственно, может быть это помогает мне в предпринимательстве, потому что у меня память плохая вот, и что то если было, я да, я просто потом: а что, а где? Уже ну проехали.

Анна: Ну были же какие то может просчеты прям до фейла, такие где ты фейлы понимаешь что…
Кирилл Остапенко: Ну у нас были закрытые магазины, да например вот на Набережной здесь рядом с Грегорис Карс, я подумал открыть тоже модный салон Грегорис Велос, ну что то типа этого, все салон.

Анна: Лакшери?
Кирилл Остапенко: Да, лакшери велосипедов, ну вот и уже я снял помещение, а потом понял что их просто нет, не откуда брать.

АНДРЕЙ: То есть ты просто через сделал, а потом понял что не пошло, да?
Кирилл Остапенко: Ну вроде вот там видел, ну уже там помещение горело и цена низкая, а, надо брать, бежать, взял, великов нет, ну мы стали делать обычный магазин, а там место такое, парковки нет совсем, мимо там все с Бургер Кинг.

Кирилл Остапенко: Вот и не остановиться не заехать, и все мимо проезжали, там три месяца магазин проработал, закрылись.

Анна: Много денег потерял?
Кирилл Остапенко: Сейчас не вспомнить, но так несколько так скажем, до миллиона рублей было потеряно, да.

АНДРЕЙ: А сколько в среднем приносит один магазин, чистыми?
Кирилл Остапенко: Здесь все-таки так не сказать, да это вопрос уже конфиденциальный, приходите на встречи.

АНДРЕЙ: Информация для франчайзинга, да, чтоб заинтересовать людей.
Кирилл Остапенко: На встречи да. Но давайте так скажем срок окупаемости магазина, там уже можете все это подсчитать 2-3 года.

Кирилл Остапенко: Да ну при том сезоне который в этом году вернулся, да то есть велики вновь стали продаваться, 2-3 года то время, когда можно вложить инвестиции и их целиком забрать и магазин при этом будет дальше работать.

АНДРЕЙ: А о каких суммах инвестиции вообще идет речь?
Кирилл Остапенко: Ну, магазин можно сейчас открыть от 3-5 миллионов, самые минимальные начальные и такой мощный так флагманский 20-30 миллионов достаточно будет, если...

АНДРЕЙ: Включая товарные позиции все да?
Кирилл Остапенко: Ну, все вместе, но и не будем забывать про…

Анна: Персонал?
Кирилл Остапенко: Есть и зимние направления, переключается второй наш бренд у нас же велодрайв, второй бренд досок нет, который еще старше чем велодрайв с которым мы объединились на время нашего сотрудничества, то плюс 50% необходимо оборота по великам нужно добавить, для того чтобы зимнее время покрыть, мы кстати зимой занимаемся прокатом сноубордов и горных лыж, тоже как дополнительное направление, и все магазины работают по разному, в зависимости от площади, от кандидатуры которая есть там, кто то например весь год продает велосипеды, ну с какими то элементами товаров для активного зимнего отдыха, санки, ватрушки, ледянки, вот такое да, это один вариант. Есть вариант летом велики, зимой сноуборда, с двумя брендами: Велодрайв, досок нет. Есть компромиссный вариант: летом велики, зимой прокат сноубордов и горных лыж, но без продажи зимнего оборудования, ну это же да вот, ну бизнес в мобильности раньше мешало может быть какая-то вот все-таки определенная там модель которая в голове была и закостенела.
Анна: Жесткая такая, ага

Кирилл Остапенко: Что ну вот с велосипедный магазин, вообще мне многие говорили, да ты что этот магазин должен быть только велосипедным, ни в коем случае никакие товары другие нельзя туда запускать
Анна:Не размывай
АНДРЕЙ: А то щас мы тебя
Кирилл Остапенко: А ведь я реально считаю что вот после того спортивного направления если оно прям удастся это освоить да, я вполне считаю что в нашем тренд магазине мы можем продавать товары Дио лай-лай и мебель и в принципе как сейчас модно все продают все, потому что это интернет магазин

АНДРЕЙ: Лайфстайл какой-нибудь да просто?
Кирилл Остапенко: Да, ну Велодрайв.ру, я же знаю этот бренд, ну вот я вижу там, ну конечно, не дай Бог эта бытовая техника, ну вдруг и до туда дойдем, вижу телевизор, ну а у меня карта есть дисконтная, телевизор дешевле-сейчас это нормально, то есть когда то казалось нонсенс, сейчас это нормально
Анна: Да.
Кирилл Остапенко: И вот я этого времени вызова спокойно к этому отношусь.

АНДРЕЙ: А были случаи, когда ты хотел прям ответить, как Олег Тиньков, примерно?
Кирилл Остапенко: Людям?
АНДРЕЙ: Да.
Кирилл Остапенко: Фух, нет. С девяносто девять процентов случаев мне этих жалоб клиентов они имеют под собой реальное обоснование. Другое дело, что все по-разному реагируют. Кто- то бывает более остро на какую-то мелочь...

Анна: Но есть ведь очень много неадекватных, которые реально очень любят вступать в конфликт и получают от этого. Это зависимость...
Кирилл Остапенко: Я понимаю. Но они все равно, они... Либо была реально причина. Либо неправильно отреагировал персонал. Всегда было что то, чего мы могли бы избежать. Вот. Было там пару случаев буквально там, человеку на голову насос упал, вот. И она как бы...

АНДРЕЙ : Выжил человек хоть?
Анна: После этого она и стала писать странные отзывы на компанию...
Кирилл Остапенко: После этого сотрясла свой мозг, да, якобы работала в медицинском учреждении сама. Ну вот там был какой-то случай, ну просто нечестности, да. А с точки зрения ну просто вот эмоций. Ну они действительно переживают. Поэтому мы всех наших клиентов всегда спасаем и иногда лично приезжаем с великом домой.

Анна: Скажи про инвестиции. Вот, первые ваши шаги, где вы брали деньги? Как с банками ситуация складывается?
Кирилл Остапенко: Ну значит, что было вообще вначале. Нам не давали никакие отсрочки поставщики. Все нужно было брать в деньги совершенно четко. И ситуация на рынке тогда была такая и мы были новичками. И первые деньги у нас были заемные под большие проценты. Это были частные, скажем так, да, инвесторы или взаимодавцы. И вот первый раз, это было сотрудничество с банком ВТБ, тогда еще двадцать четыре. И мы как раз открывали магазин в Озерках - первый наш большой. Понимали, что вообще никак, люди будут приходить, а ассортимент будет на пол магазина. Что-то нужно делать. Я поехал в ВТБ 24 и там познакомился с менеджером Аленой. Вот такая была общительная девушка и деятельная такая прям, вот. Будущая Ангела Меркель. И она говорит: "Кирилл, у нас есть программа беззалоговых кредитов". Ну основной вопрос в банках — это залоги. "Вот есть программа беззалоговых кредитов, давай попробуем". Да не говорю Алена, не реально, я же знаю все предприятия вокруг. Деньги ну не получить, ну куда. Опыт бизнеса, опыт маленький, что там наше юр. лицо. Оборудование тоже. В общем мы получили три миллиона рублей. Я вообще был просто на седьмом небе. Как? Дало мне какие-то новые силы даже и способность поверить в будущее, что в принципе можно развивать бизнес даже, если у тебя недостаточно ресурсов. Вот, мы этот кредит успешно, значит, отработали. Потом работали дальше, суммы увеличивались. И в какой-то момент стали взаимодействовать со "Сбером". И у нас сложились прекрасные отношения, потому что со "Сбербанком" мы не только работаем по кредитам, но мы работаем по РКО и кларинг с хорошим процентом. И сбербанк нас зовет на встречи с предпринимателями. И участвует в предпринимательской жизни. Я даже был на встрече с Германом Оскаровичем несколько лет назад. Да, это было замечательно.

Анна: Что ты ему сказал, когда его увидел?
Кирилл Остапенко: Не верю (смеется). Вот. Но на самом деле он много рассказал, да. И может не все тогда советы были восприняты, хотя...

Анна: Еще не дозрел, да?
Кирилл Остапенко: Ну потому что в каком то смысле был предсказан кризис. Да вот нам, как предпринимателям, которые там сидят, что ребята "вы там потише, поспокойнее". Вот.

АНДРЕЙ: Тише едешь - дальше будешь, да?
Кирилл Остапенко: Может быть, но таких выводов не сделали все. А потом, когда это уже случилось, надо же, на сколько человек может видеть вперед. Поэтому, "Сбербанку" мы благодарны и со многими сложились очень хорошие, доверительные отношения, то есть я совершенно искренне говорю.

Анна: А что главное для этого? В общении с вами?
Кирилл Остапенко: Главное так же, как и в работе - главное это люди. Главное, чтобы понимали, что, ну, готовы были пойти на компромиссы какие-то, да. То есть можно бы было обсуждать все вопросы возникающие. Ну и они, в общем, эти ребята заинтересованы в развитии нашего бизнеса. Тоже, когда видишь открыто, что вот "когда вам нужен следующий кредит? Мы хотим, чтобы вы развивались! Где ваши новые магазины?" Ну это приятно, это здорово.

АНДРЕЙ: То есть сам банк предлагает, как бы, содействие в этом плане?
Кирилл Остапенко: Да, так вот. На прошлой недели говорит: «Вы че это», говорит, «линию не возобновляете?"

АНДРЕЙ: А вообще большой кредит на линию уже, если не секрет?
Кирилл Остапенко: Нормальный, нормальный. Хватает, да.

АНДРЕЙ: Уже сильно раскачалось как бы, да?
Кирилл Остапенко: Да, нам хватает, да. И опять же благодарим "Сбербанк". Естественно, у нас есть уже залоги и твердые залоги. Но есть и всякие там, дополнительные, промежуточные решения. И порой недообеспеченность, да, по кредиту. Ну то есть это классно. Это хорошо.

АНДРЕЙ: Были ли случаи, когда не удавалось погасить кредитную задолженность и ...
Кирилл Остапенко: Тьфу, тьфу, тьфу. Вопрос, вот, нельзя такой задавать. Вот не был. Не, ну там может один, там было пару раз по одному дню, техническое, но это как бы не в счет. Нет, слава богу.

Анна: Это прям стресс?
Кирилл Остапенко: Да, даже подумать об этом стрессово.

Анна: Стрессовый вопрос... А какие-то услуги, которые вот на твой взгляд сегодня суперактуальны. И может быть вот буквально скоро они должны прийти, они напрашиваются? Именно банковские.

Кирилл Остапенко: Банковские?
Анна: Угу.
Кирилл Остапенко: Ну наверно, как же...

Анна: Сервисы может быть, да?
Кирилл Остапенко: Вот эти вот вообще, как они называются то, господи, забыл... "Факторинг". Да. "Факторинг". Он у нас не очень, мне кажется, в России широко развит был до последнего времени.
Анна: Что это такое?
Кирилл Остапенко: Факторинг?
Анна: Да!
АНДРЕЙ: Расскажи.
Анна: Ликбез очередной.
Кирилл Остапенко: Факторинг - это когда ты продаешь свой товар и банк тебе, как поставщику, платит тут же. А твой клиент уже рассчитывается с банком. То есть это такие, своеобразные там кредитные отношения. Да.

АНДРЕЙ: То есть банк так эффективно продает себя, да?
Кирилл Остапенко: Проверяет твои контрагенты, если он...

АНДРЕЙ: Ну это же выгодно мне кажется. Ты не тратишь сам время на это, ресурсы. Это банки должны делать.
Кирилл Остапенко: Ну, просто весь вопрос дебитторга, да. То есть когда работаешь со многими клиентами, да, потом в конце сезона собирают эти деньги со всех. Ну это очень большая работа. Тут получается, что если тебе деньги гарантирует банк и тебе все присылают...
Анна: Не твоя забота.
Кирилл Остапенко: Это уже их вопрос.
Анна: Интересно.
Кирилл Остапенко: Вот этот мне кажется инструмент востребован и он во многом связан с доверием банка к нашим партнерам.

АНДРЕЙ: Ну вот многие предприниматели боятся брать кредит. Что ты вот таким предпринимателям можешь сказать? Брать или не брать?
Кирилл Остапенко: Они правильно делают, что боятся. Я же говорю. Вообще несмотря на имеющиеся бизнес-планы и хорошие финансовые отделы, аналитические. Все равно, часто это афера. Ну как там можно спрогнозировать рост или падение рынка? Вот. В наших условиях, в нашей стране. Вообще практически невозможно. Ну просто, да, то есть. Мы вот в этом году все гадали, что будет - хуже или лучше? Новый прогноз был такой: будет хорошая погода - будет нормально. Либо так же, как в прошлом году, либо процентов на 20 лучше. А погода случилась хорошая и в этом году рост, ну вроде, все уже находят под это объяснение. Ну, конечно, люди же не покупали в прошлом, позапрошлом году. Естественно, вышла же хорошая погода. И все за прошлые года...
АНДРЕЙ: Обоснование можно найти, в принципе, любое да.
Анна: Что к чему...
Кирилл Остапенко: Все года входят в обоснование. А спрогнозировать вперед не удается. Поэтому, ну просто, если как совет предпринимателям, нужно в себе развивать умение и качества или способность потерять в один момент все.
Анна: Это ужасно!
Кирилл Остапенко: Да. Вот если ты с этими мыслями идешь, ну то есть как...
Анна: Как какой то будильник...
Кирилл Остапенко: Сумасшедший, как камикадзе. Вот если это в тебе есть, ты будешь...

Продолжение в комментариях
Tags: ИзнанкаБизнеса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments