upsya (upsya) wrote,
upsya
upsya

"Школа Бенуа" - интервью с основателями Андреем Лушниковым и Андреем Ковалевым

В начале этого года у меня стартовал видеопроект "Изнанка Бизнеса".
Серия интервью с предпринимателями и владельцами бизнеса. Мне прям нравится эта тема и сам с удовольствием смотрю и читаю подобные интервью.
Сейчас мы снимаем второй сезон, и я решил сделать отдельный канал для проекта и расшифровать интервью первого сезона.
Сегодня вот интервью с основателями инновационной детской школы "Школы Бенуа" - с Андреем Лушниковым и Андреем Ковалевым


«Бенуа 1890» это семейный ресторан. Проект «Бенуарики», магазин «Лавка Бенуа» и мобильное приложение с дополненной реальностью «Бенуа 1890». История этого места берёт начало в 1890 году с дачи, а затем и фермы известного петербуржского архитектора Юлия Бенуа. Ещё 7 лет назад здесь были руины. После двух крупных пожаров объект культурного наследия был полностью уничтожен. В 2011 году дача Бенуа приобрела вторую жизнь. Андрей Лушников, председатель совета директоров ГК Бэст, выкупил остатки фермы. Дачу, ферму и административное здание за 33 и 3 млн рублей. В 2015 году на месте бывшего коровника появился семейный ресторан, над запуском которого работал известный ресторатор Арам Манацаканов. С 2017 года на даче Бенуа работает школа Бенуа. Инвесторы вложили в создание детского центра более 200 млн рублей. В декабре 2017 года ГК Бэст выкупила и здание силосной башни. Сумма сделки составила около 2 мл рублей. Это проект «Изнанка бизнеса» и наш первый выпуск посвящён детской школе Бенуа и её основателям Андрею Лушникову и Андрею Ковалёву.

Андрей Шаккар — ведущий, сооснователь медиагруппы Buzzcraft
Анна Вознюк — ведущая, журналист, автор сценари

А.Ш: Как Вы сами начинали? Расскажите подробнее.
А.Л: Вы наверно не помните, молодые были. Мы кассеты записывали и продавали в киосках небольших. Кассету записали, продали. Кассета стоит 3 рубля, записал, продал за 6 рублей. Мы давали эти кассеты напрокат. То есть мы поставили несколько ларьков по городу, записали кучу кассет, нам давали залог, брали кассету, у себя дома переписывали, возвращали обратно.

А.Ш: А какая была Ваша первая работа?
А.Л: Кроме практик и подработок?

А.Ш: Да, настоящая работа.
А.Л: Я работал на строительном заводе мастером, старшим мастером, заместителем начальника цеха. На этом я остановил свою карьеру. Это очень тяжелая работа. Это постоянный мат, постоянные проблемы, постоянная нехватка чего-то. Это борьба с воздухом.
На этих кассетах мы хорошо заработали, я ездил на хорошей машине уже и квартира у меня была.

А.Ш: То есть Вы мечтали купить квартиру, машину и реализовали свои мечты?
А.Л: Да не особо я мечтал квартиру купить. Я знал, что она у меня будет, я вообще не сомневался даже в этом. Я не мечтал о квартире. И о миллионах я не мечтаю. Те, что миллионы сейчас были, их них просто 1000 убрали, и что, опять мечтать о чем-то.
Мне не интересны те люди, у которых много денег. Мне интересны именно предприниматели. Поверьте, я знаю очень много людей с деньгами, с ними не о чем вообще разговаривать. Это просто тоска зеленая. Кроме покупок и кто куда ездил…

А.Ш: И как же такие люди добиваются успеха, если не секрет?
А.Л: Можно акции своровать у государства, можно друга обмануть. Есть масса вариантов. Можно на работе украсть, потом квартир купить и сдавать их. По-разному можно. Просто есть люди предприниматели, а есть не предприниматели.
Деньги – это эффект от какой-то идеи. Это реальное доказательство, что эта идея работает. Но деньги не могут быть целью. А если деньги – это цель, тогда ничего не получится.

А.Ш: То есть это как в игре – количество очков, которые ты получаешь. В бизнесе количество очков – это количество денег. То есть, если ты хорошо играешь, то у тебя много очков.
А.Л: Да. Все деньги самому нельзя тратить, потому что это импульсивный подход. Вот я ресторан сделал, потому что он мне нравится, а большим бизнесом нельзя заниматься без инвестора, без партнёра.
А.К: Ну я ещё в школе зарабатывал. Делал домашки за деньги, делал другие штуки, репетиторством занимался. В 19 лет я сделал первый бизнес, о нём даже в «Деловом Петербурге» написали. Проблема.нет – такое у меня было агентство помощи студентам, школьникам.
У меня был после этого опыт 2 года наёмной работы. Но это за всё время единственный период был, когда меня позвали в банк. У меня была детская мечта быть банкиром. Была такая история, что я хотел быть кассиром в овощном магазине, потому что, когда мы с мамой приходили за покупками, деньги всегда туда отдавали. Мой детский мозг сразу сопоставил факты, что сидит тетёнька и забирает деньги у всех. Я маме сказал, что хочу быть вот там. Потом она мне объяснила, что деньги кассир потом отдает директору магазина. Я сказал «Хорошо, значит, я хочу быть директором». Потом кто-то не сказал, что эти деньги потом отвозят в банк. И я понял, что мне нужно в банк, потому что там много денег.

Анна: А вы знаете всех героев Бенуарии?
А.Л: Я многих знаю, да.

Анна: Можете перечислить?
А.Л: Ника, Уня, Мама Ева, Папа Алекс, Дедушка Бу, Сквырло, Глаша, Камнеум, Хофы. Много героев, её заказал героев, потому что у нас все герои положительные, пришлось заказать ещё отрицательных. Они в работе, вот скоро будут выходить.

Анна: Решили более реалистичный мир сделать.
А.Л: Да, без врагов плохо живётся.

А.Ш: В чём уникальность концепции школы и в чем философия этого продукта?
А.Л: В принципе, никакой уникальности. Уникальность заключается в том, что никакой уникальности здесь нет. Здесь нет ни 25-ых кадров, ни книг под подушками, ни каких-то секретных… Здесь классическое образование. То есть классические предметы, просто есть немножко таких «специй». Соли, перца, в виде триза, во-первых. Этим пропитаны больше наши учителя.

Анна: Что такое триз?
А.Л: Триз – это теория решения изобретательских задач. Генрих Альтшуллер создал теорию, как можно что-то изобрести, не быв изобретателем.

А.Ш: А давайте поговорим про команду более подробно. Какая команда работала над проектом. Кто эти люди, и как вы их подбирали?
А.Л: Мы ощутили, что нет ничего подобного, что нам надо. Поняли, что лучше это делать самим, взяв за основу советское образование, дореволюционные, дворянские какие-то подходы. Мы выбрали стержень. Дальше каким-то чудом появился Николай Копейкин, старый друг, и очень загорелся историей, захотел создать детских персонажей. И это случилось очень легко.

Анна: Это удивительно, потому что у него такие картины «на злобу дня».
А.Л: Да, и мы ему доверились. Это тоже людей удивляет, но на самом деле, я в него очень верю, это реально очень крутой человек. Хотя он сам учитель английского языка и загорелся этой историей. Дальше появилась Катя Матюшкина, которая невероятна загружена. Она востребованный очень автор, и тут у неё появилась такая пауза в жизни. Она живёт рядом, она загорелась историей.
Очень долго работали с архитекторами, не могли объяснить. Пока не нашли архитектора Женю Скорикова, который реально проникся и понял, что нам надо. Мы стали с ним на одной волне. И так это начало складываться. С Андреем мы в Санкт Петербурге встретились. Я понял, что он очень увлечен образованием.

Анна: На какие образцы вы ориентировались, где черпали вдохновение, идеи?
А.Л: Это было не изначально, это было уже в процессе. Так как у нас образование современное – это apple технология, lego технология. Триз – это тоже очень современный подход. Нам начали присылать тренеров apple. Нас приглашали 2 года уже поучаствовать, среди 3-ех школ, выбранных в России, в поездках по обмену опытом по программе apple. И оттуда какие-то элементы взяты. Это не значит, что мы копируем всё, но какие-то элементы мы оттуда берём. Что-то сразу берём, что-то в виде ориентиров.

Анна: Можно сказать, что они гораздо более продвинуты или что они совсем другие?
А.Л: Нет, они другие, но есть элементы, которым стоит поучиться.
А.К: Смотря, с чем сравнивать. С государственными школами детскими, обычными, или школой Бенуа. Конечно, разница между современными английскими школами и обычными государственными российскими - там пропасть. Открываются частные детские сады. И вот сейчас детская школа Бенуа, как следующее поколение частных детских садов. Там уже разрыв не такой большой. То есть мы движемся в том направлении.
Что касается образовательного продукта, я дополню Андрея. При создании учебных материалов, очень большая работа была проделана. Мы смотрели, как строилось образование до революции, как учили дворянских детей, например. Потому что ферма была построена в 1890 году, это Ю.Ю.Бенуа, то есть историческая отправная точка, то есть не на пустом месте мы всё это делаем. Поэтому смотрели, как там это было. Как до революции детей учили, как они такие были развитые, у них было несколько иностранных языков. Они и скакали и фехтованием занимались. И потом нужна была война, поехали всех победили, вернулись обратно что-то делать.

Анна: Это традиция гимназии наверно?
А.К: Там много чего интересного. Потом посмотрели советское образование. Там есть плюсы, есть минусы. Посмотрели что-то из интересных вещей. Это тризовская штука, это продукт советского образования, советской науки, и он крутой. Он помогает обходить препятствия и находить решения нестандартных задач.
И современность. Понятное дело, появляются новые технологии, и было бы странно и глупо их игнорировать. Например, некоторые родители и школы говорят, вот мы не будем давать нашим детям мобильный телефон и планшет, пускай они там чернилами на березовой коре пишут. От этого нельзя детей закрыть, спрятать. Они всё ровно это видят, живут в этом новом мире. Нашей задачей было сделать так, чтобы эти новые технологии работали на пользу ребенка. Поэтому мы сделали образовательные приложения на айпадах. То есть они приучаются пользоваться этим, для достижения своих целей. Не просто, чтобы залипать на ютубе и смотреть какие-то мультики, а делать какие-то полезные штуки – решать задания, потреблять полезный контент. Поэтому используем и айпады, и мобильные приложения. Получается такой союз. Взяли что-то из старого, адаптировали под современные реалии.

Анна: Андрей Владимирович, Вы говорите в своём интервью для РБК, что главное для современного человека – это развиваться на протяжении всей жизни. Чем последнему новому Вы научились?
А.Л: Пузыри из жвачки надувать. Если честно, надо учиться всё время чему-то. Постоянно учу английский язык, постоянно повышаю квалификацию в сноуборде. Какие-то вещи надо практиковать. Дронами люблю управлять.

А.Ш: Вы занимаетесь музыкой, и недавно был Ваш концерт. Как Вы думаете, это не мешает Вашему основному виду деятельности?
А.К: Я думаю, что это сильно помогает, потому что нет вот этой гонки всё время. Люди творческие, они чему меня научили, они всё очень размеренно всё делают, у них нет суеты. Потому что создавать какой-то творческий продукт невозможно в состоянии стресса, нервяка, как обычно в бизнесе. И у них всё прекрасно получается. Также это привлекает определенное внимание. Что за парень, что за музыка, чем он занимается? О, школа Бенуа. Это происходит постоянно. И получается, что обмениваются аудитории разных моих проектов.

Анна: Андрей, у тебя на стене в контакте такая интересная цитата написана «Сначала вас не замечают, потом над вами смеются, потом с вами борются, потом вы побеждаете» Ты на какой стадии?
А.К: Наверное, надо мной смеются – второй. Думают, что за придурошный какой-то. Что реп читает? Что за странный человек? А школа у нас находится на этапе, что нас не замечают. Но уже начинается переход к «над нами смеются», потому что мы хотим сеть из 500 филиалов за 3-4 года ещё и по всей России, ещё и за рубежом. Люди смеются.

А.Ш: Сколько у вас сейчас франшиз?
А.К: В декабре мы начали франшизу. В марте я подключился к проекту. У нас ушло 8 месяцев на упаковку франшизы. Параллельно запускалась эта школа, параллельно мы внедряли новую систему. Короче 8 месяцев работы ушло на подготовку, и продолжается работа непрерывно. В декабре у нас была 1 школа на Тихорецком, сейчас 4 школы, 8 квестов – это динамика за январь, февраль, март.

А.Ш: Сколько денег мне это может принести, как предпринимателю?
А.К: От 300-500 тысяч прибыли до 1 млн, если это школа. Окупаемость 1,5-2 года мы заявляем, хотя на самом деле меньше. Мы просто добавляем немного времени, если не реализуется.

А.Ш: Сколько нужно денег, для того, чтобы купить вашу франшизу?
А.К: Взнос на школу от 900 тысяч от 2 млн, в зависимости от пакетов. 900 тысяч – это базовый взнос (купил, делаешь сам по нашим с инструкциям, с нашей помощью). Дальше человек, при желании, может аутсорснуть какие-то услуги, которые для него могут быть не профильные, а мы это делаем хорошо. Если человек понимает, что лучше мы ему управляющего найдем или педагогов наймем. Потому что это очень специфичная работа, особенно для тех, кто не работал в сфере образования, им надо много вникать в эту историю, а мы понимаем. То же самое касается маркетинга. Каждый может нанять своего маркетолога, мы дадим все кейсы. Но мы можем это тоже взять на себя.
По квестам взнос начинается от 300 тысяч за 1 квест. За 2 – 450. За 3 – 550. За 4 – 600 тысяч. Что касается бюджета на открытие, то квесты можно открыть от миллиона, это если одна комната, где-нибудь в торговом центре. Если говорить про школу, то это примерно 3 миллиона, если это не большая школа порядка 150 метров. Очень много зависит от ремонта, основной бюджет – это отделка, черновой и чистовой ремонт. Если попадается помещение, в котором всё готово, и надо только обои поклеить, то бюджет падает. На Лыжном бюджет получился порядка 3,5 млн на открытие 252 метровой школы с двумя квестами.
Мы подключались сами в первые 3 школы. Мы руками запускали, то есть франчайзинг нам платит, а мы вместе с ним все делаем сами, чтобы четко понимали, где какие процессы возникают, где какие могут быть ошибки и т.д. Мы всей командой вовлечены в открытие всех школ полностью.

Анна: Они получили субсидию?
А.К: Субсидия уже чуть попозже. Сейчас немножко темп работы снизится. Темп был бешеный, заканчивали отделку в ночь перед открытием, клининг был ночью, утром открытие. Так получилось, что «Коммерсант» написал, что мы открываемся 3 марта. По всем планам мы должны были открыться 15 марта. И выходит статься с датой 3 марта.

Анна: Расскажите про секретного миллионера.
А.Л: Я бы жалел, например, если бы в этом не поучаствовал. Все было по-настоящему. Ничего страшного, там нормальные люди в Брянске. Хороший город. Там нет туристов, но нет и гастарбайтеров. Это очень равномерный русский город, добрые люди. Я вообще проблем не испытывал с людьми. На 4-ый день меня узнавали на улицах, кормили. Дальше бессмысленно было продолжать, потому что я бы уже в мэры мог балатироваться.

Анна: Вы практически начали. Вы подарили 2 млн рублей семье.
А.Л: Да, дом они не стали восстанавливать. Они купили квартиру. В общем-то, все, кому помог, со всеми контакт поддерживаю. Я не слежу за их жизнью, но они все хорошие ребята.

Анна: Возвращаясь к франшизе. Вообще для кого это хороший вариант?
А.К: Очень разные люди. Настолько разные, что их тяжело типологизировать. Есть пример. Первую школу по франчайзе открыла девушка молодая красивая, у неё свой бизнес по торговле щебнем и песком. У неё все хорошо, дела идут, хочется чего-то ещё. Потому что летом стройка на пике, а образование на спаде, а другие месяцы, наоборот, образование на пике, а зимой стройка на спаде. И для неё это способ диверсифицироваться. Те деньги, которые она зарабатывает в основном бизнесе, она перекладывает сюда.
Второй франчайз – это семейная пара. Им просто очень понравилась школа. Они живут рядом, у них есть дети, они даже на подписание контракта приезжали с ребенком. Третий франчайз – это женщина опытная, она работала финансовым директором много лет. Ей все это немножко поднадоело, денег она подкопила, подзаработала, для неё это первый бизнес самостоятельный. Она понимала, что свой бизнес без франшизы это будет для неё жестковато, потому что она не до конца понимает все процессы.

А.Ш: Хочу поговорить о том, о чем редко говорят. Что бы вы посоветовали, при выборе банка партнёра? На какие моменты франчайзи стоит обратить внимание? И на что вы обращаете внимание?
А.Л: Я хочу, чтобы банк мне не мешал. Я хочу, чтобы банк был таким же инструментом, как айпед. Чтобы банк был современный, чтобы мои деньги не пропали, чтобы менеджеры были современные, чтобы руководитель банка был одного духа со мной.

А.Ш: То есть члены банка, это члены вашей команды?
А.Л: Это даже больше. Они делают свой продукт, а когда я пришел и мне надо эппл пей поставить, я хочу, чтобы он там уже был. Если у меня возникли затруднения в деньгах, овердрафт уже должен быть готов за 5 минут. Они должны развивать свой продукт настолько мощно, что когда я о нем узнаю, он у них должен быть. Я считаю, что Герман Оскарович, конечно, в плане Сбербанка делаем великую вещь. И то, что мы вместе с его школой были в Англии, показатель, что мы думаем в одном направлении. И ездит он от эппл, любит технологии, любит приложения, любит новинки, мне это очень по духу. Даже поэтому я в его банк бы ходил.

А.Ш: А какие банковские продукты и услуги могут быть востребованы, как опытными предпринимателями, так и молодыми?
А.Л: Кредиты. Удобство перевода денег. Контроль денег удобный. Банк – такой же механизм, как айпед.

А.Ш: Чего, по вашему мнению, сегодня не хватает в банковском обслуживании предпринимателям? Чтобы вы добавили?
А.К: Слава богу, начал появляться современные банки, потому что ещё 5 лет назад всё было тяжко. Не хватает доступности кредитов, это вообще большая проблема в России.
А.Л: Я всё время отдыхаю и всё время работаю, поэтому всё взаимосвязано. Задача предпринимателя – находить новые идеи. Они могут случиться где угодно. Профессионально занимаюсь хоккеем. Занимался айкидо. Я КМС по настольному теннису, у меня много таких вещей, которыми я могу заниматься на хорошем уровне.

Анна: А какие-то практики используете?
А.Л: Нет. Не охота время терять. Я не хочу уходить из реальной жизни, мне очень здесь нравится.

Анна: Андрей, а у тебя как с отдыхом обстоят дела?
А.К: Я учусь отдыхать, потому что работать научился, а отдыхать надо учиться. Дисбаланс иногда возникает. По итогам первого квартала я понял, что если не отдохну недельку, то просто упаду. Но тоже есть много чего, чем занимаюсь. И спорт, и футбол, и настольный теннис. Музыкой занимаюсь, пишу песни, записываю в студии.

Анна: Удается переключиться? Бывает, что-то делаешь автоматически, а в голове «жвачка жуется»?
А.К: Жевачечное состояние не позволяет создавать что-то крутое. Только осознанное состояние, когда ты понимаешь, что ты делаешь, как ты это делаешь и стараешься это сделать максимально хорошо. Если я обедаю, то стараюсь получить максимум удовольствия от обеда.
Tags: ИзнанкаБизнеса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments