upsya (upsya) wrote,
upsya
upsya

Categories:

Хатынь. Продолжение. Показания В. А. Желобковича и кладбище деревень

Первая часть поста


№ 27 Из протокола допроса свидетеля В. А. Желобковича

Г. Минск 4 июня 1986 г.

Перед началом допроса свидетель заявил, что русским языком он владеет хорошо, показания желает давать на русском языке, в услугах переводчика не нуждается. На предложение рассказать все ему известное об обстоятельствах уничтожения немецкими карателями 22 марта 1943 года жителей деревни Хатынь бывшего Пле-щеницкого района Минской области, свидетель Желобкович В. А. показал:

В период немецко-фашистской оккупации территории Белоруссии, будучи семилетним мальчиком, я проживал вместе с родителями Желобкович Андреем Ивановичем, Анной Викентьевной, старшими братьями Иваном и Степаном, а также сестрой Аней по месту своего рождения в деревне Хатынь бывшего Плещеницко-го, ныне Логойского, района Минской области. Наша деревня располагалась в лесу примерно в 5 километрах от шоссе Логойск—Плещеницы, и в 20 километрах от бывшего районного центра Плещеницы. Наша семья занимала дом, который находился в самом конце деревни, если ориентироваться от въезда в деревню со стороны Логойского шоссе. В период оккупации в нашем районе действовали многочисленные партизанские отряды, в связи с чем партизаны часто посещали деревню Хатынь, чтобы пополнить запасы продовольствия и отдохнуть.

22 марта 1943 года — этот день я запомнил на всю свою жизнь — в деревне также были партизаны. Несколько человек партизан тогда остановилось и в нашем доме. Примерно в середине дня, находясь вместе с отцом в сарае возле своего дома, я услышал оружейную стрельбу, которая раздавалась с противоположной стороны деревни. Когда мы с отцом выбежали из сарая, я увидел, как один из находившихся в нашем доме партизан забрался на стожок сена и с высоты его крикнул: «Немцы!», — после чего выстрелил из винтовки вверх, как бы подавая сигнал своим товарищам.
(братская могила дер. Хатынь после войны)

После того, как партизаны покинули наше подворье, вся наша семья спряталась в погребе. Через непродолжительное время дверь погреба открылась, и один из карателей жестом приказал нам выйти из подвала наверх. Не разрешив войти в дом, всех нас присоединили к другим жителям деревни, проживавшим по соседству с нами, и погнали к центру деревни. В настоящее время я не могу вспомнить в какой именно форме были каратели и чем они были вооружены, исходя из моего возраста и той трагедии, которую мне пришлось в тот день пережить. Среди своих односельчан я видел полураздетых детей, некоторые из них были босые, несмотря на сравнительно холодную погоду, каратели никому не разрешили одеться. Когда мы под конвоем карателей двигались к центру деревни, они спрашивали у моего отца на русском языке, сколько партизан было в деревне. Он ответил им, что не знает. Тогда каратели стали на моих глазах избивать отца прикладами своего оружия, а когда он упал, продолжали избивать его, пиная ногами. Только после того, когда отец по подсказке кого-то из односельчан сказал, что в деревне находилось около 100 партизан, они оставили его в покое. Ему помогли встать на ноги и под руки повели дальше к центру села наши соседи, кто именно, в настоящее время, не помню.
Всю нашу семью, вместе с другими односельчанами, каратели загнали в колхозный сарай, стоящий посредине деревни, представляющий из себя постройку с соломенной крышей размером примерно 12x10 метров. Вход в сарай в виде одностворчатой двери находился не по центру сарая, а с края. Внутри сарай был перегорожен двумя или тремя венцами бревен, за которыми находилась солома. На эти бревна сели мой отец, старшие братья и сестра, а я с матерью находился возле дверей в том месте, где они крепятся к петлям. Сколько времени мы находились в сарае, сказать не могу, но мне показалось не менее часа. Некоторые из находившихся в сарае жителей, чтобы успокоить своих односельчан, высказывали предположения, что каратели решили их попугать и через некоторое время отпустят по домам. Кто-то из них, взобравшись к стропилам сарая, решил посмотреть через отверстия в соломенной крыше, что же происходит на улице. Однако, находившиеся возле сарая каратели заметили это и выстрелили в него, но пуля прошла мимо. По совету других односельчан, он спустился вниз.

Находясь возле матери у входа в сарай, я увидел через щели в сарае, как каратели начали подбрасывать к стенам сарая находившуюся возле него солому, а затем стали поливать из канистр бензином стены сарая и солому, после чего всё это подожгли. Когда огонь охватил крышу и стены сарая, обезумевшие от страха люди, понимая, что им суждено заживо сгореть в огне, бросились толпой к дверям сарая, закрытого снаружи деревянной задвижкой, называемой в простонародье «завалом», и сорвали дверь. Выбравшиеся из горящего сарая наружу, люди попадали под пули карателей и падали в нескольких метрах от сарая. Я вместе с матерью, находясь во вторых рядах выбравшихся из сарая людей, каким-то чудом преодолел эти несколько метров, отделявших нас от сраженных пулями односельчан, живыми и невредимыми. Накрыв меня собой, мать шепнула, чтобы я не двигался. В это время я почувствовал, как пуля обожгла мне левое плечо, я сообщил об этом матери и тут же почувствовал, как она сильно вздрогнула, по всему ее телу прошла судорога и она затихла, не отвечая на мои вопросы, что с тобой, мама. Я понял, что она мертва.


От пожарища у меня начала тлеть одежда, чтобы как-то спастись от огня, я отполз незамеченным карателями на несколько метров в сторону и продолжал неподвижно лежать до тех пор, пока не прекратилась стрельба и я не услышал отдаленный звук трубы. Поняв, что каратели ушли из деревни, я поднялся на ноги. То, что я увидел, потрясло мой детский разум. Первое желание, которое у меня возникло — это разделить участь моих односельчан, сгоревших в огне и павших от пуль карателей. Если бы была такая возможность, я, не раздумывая, бросился бы в огонь, в котором погибли мой отец, братья и сестра. К этому времени от сарая остались только догорающие остовы его углов. На пепелище тремя группами на расстоянии нескольких метров друг от друга в различных позах лежали обгоревшие трупы мужчин, женщин и детей. Некоторые из них еще подавали признаки жизни и просили меня дать им воды. Я набирал из ближайших луж красную от крови воду и в пригоршнях подносил им. Даже своим детским разумом я понимал, что эти люди обречены и их ждет неминуемая смерть.

Из числа уничтоженных карателями 149 жителей деревни Хатынь — 75 были детьми. Только чудом, кроме меня, остались в живых раненый в обе ноги Барановский Антон, трагически погибший 10 лет тому назад, Каминский Иосиф, прообраз которого увековечен в памятнике жертвам Хатыни, и две девушки — Сидорович* и Климович. Обе они были сильно обожжены, их приютили жители хутора Хворостени, благодаря их заботам они выжили. Я встречался с этими девушками еще в период оккупации, и мы все трое поклялись, что если нам будет суждено остаться в живых, то никогда не расстанемся и всегда будем помнить о той трагедии, которую нам пришлось пережить. Но не дожили до освобождения Советской Армией эти девочки. Немецкие каратели сожгли заживо одну из них вместе с семьей, их приютившей, а тело другой девочки было обнаружено в колодце там же, на хуторе. Об этом мне стало известно со слов местных жителей, кого конкретно не помню.
Кем и когда производилось захоронение трупов и останков жителей деревни Хатынь, мне не известно, так как после всего пережитого, не мог видеть место уничтожения своих односельчан. Меня приютили родственники из деревни Козинец, где я и проживал.

Никого из карателей, совершивших расправу над жителями деревни Хатынь, я не знаю. Откуда они прибыли в нашу деревню, мне не известно.
Протокол мною прочитан. Показания с моих слов записаны правильно, дополнений и замечаний по протоколу не имею. Желобкович

ЦА КГБ РБ. Арх. уг. д. № 26613. Т. 2. Л. 214—217. Подлинник.Из протокола допроса потерпевшего А. А. Довгеля

(Надпись на месте братской могилы в Хатыне)


Вот нашел как сложились судьбы выживших:
Яскевич Владимир Антонович — 1930 г.р. в дер. Хатынь.
Плещеницкий детдом. Ремесленное училище № 9. Токарь.
Минский автозавод.
Служба в Армии.
В 1952 году вернулся на Автозавод. Прошел путь от токаря до мастера цеха. В 1993 году ушел на пенсию.
Жил в дер. Козыри, Логойского р-на.
Умер в 2008 году.

Яскевич (Фиохина) Софья Антоновна — 1934 г.р. в дер. Хатынь.
Плещеницкий детдом.
Брестское ремесленное училище связи № 15.
г. Минск, Почтовое отделение, телеграфист.
На пенсии.
Живет в г. Минске. Имеет двух сыновей и внучку.

Желобкович Виктор Андреевич — 1934 г.р. в дер. Хатынь.
Плещеницкий детдом.
Ремесленное училище. Формовщик-литейщик.
Станкостроительный завод.
Служба в Армии.
Вернулся на завод.
Закончил вечернее отделение БПИ по специальности инженер-механик. С 1976 года в КБТЭМ (конструкторское бюро точного машиностроения).
Живет в г. Минске. Имеет дочь, внучку.

Желобкович Александр Петрович — 1930 г.р. в дер. Хатынь.
Плещеницкий детдом.
Военное училище. Военная академия.
Служба в вооруженных силах.
Подполковник запаса. Умер в 1994 году.

Барановский Антон Иосифович — 1930 г.р. в дер. Хатынь.
Плещеницкий детдом.
Жил в Минске. Трагически погиб в 1969 году.

Каминский Иосиф Иосифович — 1887 г.р.
После войны жил в дер. Козыри. До последних дней жизни приходил в Хатынь. Умер в 1973 году. Похоронен в Логойске.


На месте каждого из 26 сожженных домов — первый венец сруба из серого, цвета пепла, бетона. Внутри обелиск в виде печной трубы — все, что оставалось от сгоревших деревянных домов. Обелиски увенчаны колоколами, которые звонят каждые 30 секунд. На мемориальных плитах — фамилии и имена заживо сожженных жителей д. Хатынь. Перед каждым домом — открытая калитка, символизирующая гостеприимство хатынцев.

«Работа над проектом захватила нас, — вспоминает Леонид Левин, один из архитекторов комплекса — мы придумали венцы срубов на месте бывших домов, обелиски в виде печных труб, но чего-то не хватало. Заросшее травой поле, свидетель трагедии, хранило мертвую тишину. И вдруг в этой щемящей душу тишине неожиданно запел жаворонок. Звук, тут должен быть звук!», — так родилась идея колоколов Хатыни.


В дальней части деревни находится кладбище деревень. И такого кладбища нет больше ни в одной стране мира


"Кладбище деревень" — 185 могил, каждая из которых символизирует одну из невозрождённых белорусских деревень, сожжённых вместе с населением (186-я невозрождённая деревня — это сама Хатынь). Могила каждой деревни представляет собой символическое пепелище, в центре которого расположен пьедестал в виде языка пламени — символ того, что деревня была сожжена. В траурной урне хранится земля деревни. На могиле написаны название деревни и название района, в котором стояла деревня. Вечером включают красную подсветку, напоминающую языки пламени. - пишет в своем посте Женя nau_spb


Говорят вечером с подсветкой в Хатыне еще пронзительней.


Хатынь это так же место памяти погибших жителей в канцлагерях и во время массовых расстрелов в Беларуси


Стена памяти напоминает нам о каждом канцлагере и количестве погибших в них


И здесь игрушки детям



Символические деревья жизни из названий сожженных деревень


Строить мемориал помогала вся страна. Гранит был привезен с карьеров Украины, белый мрамор из России.


Вечный огонь на месте символической могилы каждому четвертому погибшему жителю Беларуси. Три березки как олицетворение оставшихся в живых


Общая панорама


На многие могилы деревень до сих пор приходят бывшие жители или родственники погибших в них


Символические колодцы. В годы войны многих детей и жителей скидывали заживо в них и закапывали


Мы с ребятами возложили и от нас цветы в память о погибших


Вот тут выложен фрагмент выступления Иосифа Каминского на открытии мемориала. Посмотрите при желании.
Все материалы показаний свидетелей я взял вот на этом сайте. Там еще есть допросы карателей, почитайте при желании.

Вечная память погибшим. Помним


Судя по надписям на машинах и номерным знакам - едут со всех городов России и соседних стран


Большое спасибо моим минским друзьям за поездку сюда и рассказы об этом месте:
Олег krovostok_by , Антону dranik, Инне и Тане!
Спасибо за компанию Жене nau_spb и моей жене!
Спасибо организаторам Нефорума за то, что я оказался в эти дни в Беларуси!
Tags: Беларусь
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments