upsya (upsya) wrote,
upsya
upsya

Categories:

Хатынь. Люди, не допустите больше такого! (слова выжившего И.И.Каминского)

Добрый день всем!

Это наверно самый тяжелый пост, что я когда либо писал. И пожалуй важный, в наше время.
Важно помнить ужасы и кошмары той войны, память о которой осталась наверно в каждом уголке стран, которых она коснулась.
Мемориал Хатынь, который воздвигли на месте сожженой вместе с мирными жителями одноименной деревни я хотел посетить давно. И когда стало известно, что мы едем в Минск и будет свободный день - тут же попросил друзей минчан свозить нас в Хатынь.
Очень пронзительное и сильное место, звон колоколов пробирает до мурашек, ком в горле от истории этой деревни и еще сотен таких же сожженных, как она.
22 марта 1943 г отряд фашистских карателей сжег в сарае заживо около 200 жителей деревни. Из них более 70 детей. Уцелело только 6 человек.
Я разыскал в интернете рассказы троих из них о том, что случилось в тот день. Под катом публикую их целиком. Прочтите, прочувствуйте.


Мемориал Хатынь построен в память о более 2млн погибших мирных жителей Беларуси в годы войны. Погиб каждый четвертый житель.
План комплекса. Обелиски с колоколами стоят на месте сожженых домов, крыша сарая - место, где стоял тот самый сарай, в котором сожгли заживо жителей деревни


Краткая хронология событий той весны

22 марта 1943 г. для восстановления поврежденной партизанами связи между Плещеницами и Логойском были направлены 2 взвода 1-й роты 118-го полицейского охранного батальона, которые попали в засаду, организованную партизанским отрядом «Мститель» бригады «Дяди Васи» (позднее бригада «Народные мстители» имени В. Т. Воронянского). В завязавшейся перестрелке партизаны убили шеф-командира роты гауптмана(олимпийского чемпиона 1936года, любимца Гитлера) Ганса Вельке и 2 полицейских, несколько карателей ранили. Для преследования партизан каратели вызвали помощь. Одновременно, по приказу командира охранного взвода карателей В. Мелешко, были арестованы жители д. Козыри, которые занимались вырубкой леса недалеко от места засады, их заподозрили в связи с партизанами.
Вскоре из Логойска прибыла часть батальона «Дирлевангер», а из Плещениц подразделения 118-го полицейского батальона. Арестованные, решив, что их будут расстреливать, стали разбегаться. Каратели открыли стрельбу. Было убито 26 человек, некоторые получили ранения, двоим удалось скрыться. Оставшихся в живых каратели отконвоировали в Пле-щеницы. После расправы над жителями д. Козыри полицейские и эсэсовцы направились в Хатынь. Фашисты ворвались в деревню, завязался бой, в котором погибли 3 партизана, 5 были ранены. Под давлением превосходящих сил противника партизаны отошли. Каратели не стали их преследовать, а учинили расправу над ни в чем не повинными мирными жителями д. Хатынь.


Цифры войны
Разрушено и превращено в руины
209 городов и поселков
9200 сел и деревен
2 230 000 мирных жителей погибло


Центральная скульптура "Непокоренный человек" - символ белорусской трагедии. Погибали, но не склонили головы выжившие.
Прообразом для скульптуры стал единственный выживший взрослый - Иосиф Каминский. На руках у него его сын, который погиб , изрешеченный пулями.


Мемориал был открыл 5 июля 1969 года.
Сохранился текст выступления Иосифа на открытии комплекса:
"Дорогие товарищи, друзья!

Всякий раз, когда я вспоминаю о Хатыни, — сердце кровью обливается. Среди бела дня нагрянули в деревню каратели, окружили ее, разграбили, а всех жителей согнали в сарай и подожгли его. Люди рвались на улицу, а их в упор расстреливали. Я хотел спасти своего сына — его прошила автоматная очередь, и он умер на моих руках. Стреляли фашисты и в меня. Пуля попала в плечо. В огне погибли четверо моих детей и жена. От деревни остались лишь печные трубы да пепел.

Люди, не допустите больше такого!
"
И.И.Каминский
Выступление И. И. Каминского на траурном митинге, посвященном открытию мемориального комплекса «Хатынь». 5 июля 1969 г. БГАКФФД.


Справа от памятника символическая крыша сарая из черного гранита. Именно на этом месте он и стоял тогда


В проеме венки, цветы и много детских игрушек, от вида которых сжимается сердце


Почти половина сожженных были дети...


Что ж, давайте из первых уст узнаем историю произошедшего в деревне в тот вечер...


№212 Из протокола допроса свидетеля И.И. Каминского о сожжении д. Хатынь Логойского района
Д. Козыри 31 января 1961 г.

Ст. следователь следотдела КГБ при СМ БССР капитан Мурашко16 допросил в качестве свидетеля Каминского Иосифа Иосифовича, 1887 года рождения, уроженца дер. Гани Логойского района Минской области, из крестьян, белоруса, гр-на СССР, беспартийного, малограмотного, несудимого, женатого, пенсионера, проживающего в дер. Козыри Логойского района.

Допрос начат в 12 часов 25 минут. Об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний по ст. 134 и 136 УК БССР предупрежден. Каминский

ВОПРОС. На каком языке Вы желаете давать показания?

ОТВЕТ. Показания буду давать на русском языке.

ВОПРОС. Где Вы проживаете и чем занимались в период немецкой оккупации в 1941—1944 гг.
д. Козыри 31 января 1961 г.
[...] ВОПРОС. Где вы проживаете и чем занимались в период немецкой оккупации в 1941-1944 год.

ОТВЕТ. В период немецкой оккупации я проживал до 22 марта 1943 года в дер. Хатынь Плещеницкого района Минской области, куда переехал на жительство из дер. Гани, будучи еще малолетним. Когда Хатынь была сожжена немецкими карательными войсками, в связи с полученными мною ранением и ожогами, лечился на хуторе Богдановка недалеко от Логойска и затем в г.п. Логойске до освобождения Советской Армией. До уничтожения дер. Хатынь я занимался там сельским хозяйством, а после ранения нигде не работал. В дер. Козыри проживаю с 1944 года.

ВОПРОС. Расскажите подробно об обстоятельствах уничтожения дер. Хатынь Плещеницкого района.

ОТВЕТ. 21 марта 1943 года, в воскресенье, в дер. Хатынь приехало много партизан, название отряда и бригады не знаю. Переночевав, утром еще было темно, большая часть их выехала из нашей деревни. В середине дня, то есть в понедельник 22 марта 1943 года, я, находясь дома в дер. Хатынь, услышал стрельбу около деревни Козыри, расположенной в 4-5 км от дер. Хатынь. Причем стрельба сначала была большая, потом она прекратилась и вскоре снова на некоторое время возобновилась. Не помню точно, кажется, в 15 часов дня партизаны возвратились в дер. Хатынь и расположились обедать.

Спустя час-полтора нашу деревню стали окружать немцы, после чего между ними и партизанами завязался бой. Несколько партизан в дер. Хатынь было убито, в частности, я лично видел, что в моем огороде лежал труп убитой женщины-партизанки, впоследствии кто-то говорил, что она по национальности еврейка. Были разговоры среди местных жителей, кого конкретно не помню, что со стороны партизан имелись другие потери, но я сам больше убитых не видел. Были ли потери со стороны немецких войск не знаю. Партизаны после часового, примерно, боя отступили, а солдаты немецких войск стали собирать подводы и грузить на них имущество. Из числа жителей дер. Хатынь они взяли в подводчики только одного Рудак Стефана Алексеевича, который погиб в 1944-1945 годах на фронте. Остальных жителей начали сгонять в сарай, расположенный в метрах 35-50 от моего дома, то есть мой сарай. Я проживал по правой стороне и в середине деревни Хатынь, - если ехать из дер. Слаговище со стороны г.п. Логойска. А мой сарай, куда сгоняли каратели людей, расположен ближе к улице.

Ко мне в дом сначала зашло 6 карателей, разговаривавших на украинском и русском языках. Одеты они были - трое в немецкой форме, а остальные, вернее, другие три карателя в каких-то шинелях серого цвета, как будто русских шинелях. Все они были вооружены винтовками. Дома тогда были я, моя жена Аделия и четверо детей в возрасте от 12 до 18 лет. Я стал на колени, они у меня спросили, сколько было партизан. Когда я ответил, что было у меня шесть человек, а кто они такие не знаю, вернее или партизаны или другие - я так выразился, спросили затем, есть ли лошадь, и предложили её запрячь. Как только я вышел из дома, один из карателей, разговаривавший на русском языке, одетый в шинель серого цвета, у него на рукаве были нашиты знаки с каким-то, если не ошибаюсь, коричневым оттенком, высокого он роста, плотного телосложения, полный в лице, разговаривал грубым голосом, ударил меня прикладом винтовки в плечо, назвал бандитом и сказал быстрее запрягать лошадь. Лошадь стояла у моего брата Каминского Ивана Иосифовича, который проживал напротив моего дома через улицу. Зайдя туда во двор, я увидел, что мой брат Иван уже лежал на пороге своего дома убитый. Видимо он был убит еще во время боя, в результате которого даже окна частично повылетали, в том числе в моем доме. Лошадь я запряг, и ее взяли каратели, а меня и сына моего брата Владислава два карателя погнали в мой сарай.

Когда я пришел в сарай, то там уже были человек 10 граждан, в том числе моя семья. Я еще спросил, почему они неодетые, на что моя жена Аделия и дочь Ядвига ответили, что их каратели раздели. Людей продолжали сгонять в этот сарай и он через непродолжительное время был совершенно заполнен, что даже нельзя поднять рук. Размер сарая 12x6, в него согнали человек сто семь моих односельчан. Из сарая, когда открывали и загоняли людей, было видно, что многие дома уже горели. Я понял, что нас будут расстреливать и сказал находившимся вместе со мной в сарае жителям: "Молитесь богу, потому, что здесь умрут все". На это стоявший у дверей сарая каратель по национальности украинец, высокого роста, худощавый, одетый в серой шинели, вооруженный автоматом ответил: "О цэ, иконы топтали, иконы палили, мы вас сейчас спалим". Эти слова карателя мне особенно запомнились, так как в сарай были согнаны мирные жители, среди них много малолетних и даже груд-ного возраста детей, а остальные - в основном женщины, старики. При одном воспоминании их в глазах возникает страшная картина этого чудовищного факта истребления людей, жителей дер. Хатынь, среди которых я оказался. Уже горел сарай, вернее он загорелся еще до того, как я сказал находившимся в сарае людям: "Молитесь богу" и другие слова, о чем записано выше.

Обреченные на смерть люди, в том числе я и члены моей семьи, сильно плакали, кричали. Открыв двери сарая, каратели стали расстреливать из пулеметов, автоматов и другого оружия граждан, но стрельбы почти не было слышно из-за сильного крика (воя) людей. Я со своим 15-летним сыном Адамом оказался около стены, убитые граждане падали на меня, еще живые люди метались в общей толпе словно волны, лилась кровь из раненых и убитых. Обвалилась горевшая крыша, страшный, дикий вой людей еще усилился. Под ней горевшие живьем люди так вопили и ворочались, что эта крыша прямо таки кружилась. Мне удалось из-под трупов и горевших людей выбраться и доползти до дверей.
Тут же упомянутый мною выше каратель, по национальности украинец, стоявший у дверей сарая из автомата выстрелил по мне, в результате я оказался раненым в левое плечо; пули как будто обожгли меня, поцарапав в нескольких местах тело в области спины и порвав одежду. Мой сын Адам до этого обгоревший, каким-то образом выскочил из сарая, но в метрах 10 от сарая, после выстрелов упал. Я, будучи раненым, чтобы не стрелял больше по мне каратель, лежал без движения, прикинувшись мертвым, но часть горевшей крыши упала мне на ноги и у меня загорелась одежда. Я после этого стал выползать из сарая, поднял немного голову, увидел, что карателей у дверей уже нет.

Возле сарая лежало много убитых и обгоревших людей. Там же лежал раненый Етка Альбин Феликсович, у него из бока лилась кровь и, поскольку я находился рядом с ним, то кровь текла прямо на меня. Я еще пытался ему помочь, затыкал рукой рану, чтобы не текла кровь, но он уже умирал, будучи совершенно обгоревшим, на лице и теле не было уже кожи, тем не менее, он еще раза два сказал: "Спасай!", почувствовав мое прикосновение. Услышав слова умиравшего, Етки Альбина, каратель подошел откуда-то, ничего не говоря, поднял меня за ноги и бросил, я, хотя был в полусознании, не ворочался. Тогда, этот каратель ударил мне прикладом в лицо и ушел. У меня была обгоревшая задняя часть тела и руки. Лежал я совершенно разутый, так как снял горевшие валенки, когда выполз из сарая. Лежа на снегу в луже крови, то есть смешавшейся со снегом.

Вскоре я услышал сигнал к отъезду карателей, а когда они немного отъехали, мой сын Адам, лежавший недалеко от меня, в метрах примерно трех, позвал меня к себе, вытащить его из лужи. Я подполз, приподнял его, но увидел, что он перерезан пулями пополам. Мой сын Адам еще успел спросить: "А жива ли мама?", и тут же скончался. Какие больше трупы лежали около сарая, не помню, вспоминаю еще только Желобковича Андрея, которого видел убитым. Кроме моих членов семьи, там погибли его жена и трое детей, в том числе грудной ребенок. Я сам подняться и двигаться не мог, но вскоре подошел ко мне мой шурин Яскевич Иосиф Антонович, проживавший на хуторе в полутора примерно километре от дер. Хатынь, и отвел к себе домой, вернее почти нес на себе. Деревня Хатынь уже полностью догорала. Это было вечером 22 марта 1943 года, когда стемнело. А жгли сарай и расстреливали в нем людей каратели часов в 5-6 дня. Когда меня вел Яскевич Иосиф, который умер четыре года назад, я замечал два лежавшие за деревней Хатынь в сторону дер. Мокрадь трупы, но кто они такие не знаю.

Впоследствии я лечился на хуторе Богдановка у своего родственника Воронько Петра (умер) и в г.п. Логойске. После выздоровления нигде не работал, проживал у своих родственников. Таким образом, немецкими карательными войсками 22 марта 1943 года была дотла сожжена дер. Хатынь Плещеницкого района, а ее жители в количестве 187 человек расстреляны или заживо сожжены. Причем, по рассказам Рудака Стефана, вблизи деревни Хатынь было убито человек 15, а остальные погибли - расстреляны и сожжены в одном сарае. Приметы карателей я только запомнил те, о которых указал выше. Могу вместе с тем уточнить, что немцев тогда в дер. Хатынь было мало, а остальные разговаривали, которых я видел в своем доме, на улице и около упомянутого сарая, на русском и украинском языках. Опознать их ввиду давности времени не смогу. Воронько Петр мне рассказывал, что партизаны около дер. Козыри обстреляли этих карателей, прибывших из Логойска, а они после этого стали преследовать партизан и по окончании боя в дер. Хатынь учинили зверскую расправу над ее местными жителями. Накануне, как мне впоследствии рассказывали Рудак Стефан и другие, кто сейчас не помню, те же каратели расстреляли большую группу жителей дер. Козыри и на шоссе Логойск-Плещеницы, где партизаны обстреляли карателей. Из рассказов указанных выше граждан мне известно, что из дер. Хатынь при ее сожжении, вернее из сарая, каким-то образом выскочил Етка Казимир Фелицианович, совершенно обгоревший, босиком, но он сразу же в тот же день, прибежав в дер. Козыри, здесь умер. Рудак Стефан при жизни говорил мне также, что ехавшие из дер. Хатынь после ее сожжения каратели видели Етка Казимира и он у них просился добить его, но они на это только смеялись и отпустили, что-бы показать жертву другим жителям. Дополнить показания ничем не имею, записано все правильно, вслух зачитано, допрос окончен в 17 ч.
(с)
памятная доска на месте дома Иосифа

И еще показания одного из свидетелей

№ 25 Протокол допроса свидетеля В. А. Яскевича

Г. Минск 10 февраля 1961 г.

Ст. следователь следотдела КГБ при СМ БССР капитан Мурашко допросил в качестве свидетеля Яскевича Владимира Антоновича, 1930 года рождения, уроженца дер. Хатынь Плещеницкого района Минской области, из крестьян, белоруса, гр-на СССР, беспартийного, с образованием 7 классов, женатого, несудимого, работающего расточником Минского автозавода, проживающего в городе Минске, ул. Трудовая, 5, кв.1.

Допрос начат в 10 часов 40 минут. Об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний по ст. 134 и 136 УК БССР предупрежден. В. Яскевич

ВОПРОС. На каком языке Вы желаете давать показания?

ОТВЕТ. Показания буду давать на русском языке, которым хорошо владею.

ВОПРОС. Где Вы проживали в период немецкой оккупации территории Белоруссии в 1941—1944 годах?

ОТВЕТ. В период немецкой оккупации Белоруссии я проживал до 22 марта 1943 года в дер. Хатынь Плещеницкого района Минской области. После, когда деревня Хатынь была сожжена и мои родители расстреляны, я жил у своего дяди в дер. Мокрусь того же района до изгнания немецких оккупантов.

Свидетели хатынской трагедии. Слева направо: А. П. Желобкович, В. А. Желобкович, В. А. Яскевич. Хатынь. 9 мая 1986 г. Из личного архива А. П. Желобковича


ВОПРОС. Расскажите об обстоятельствах уничтожения деревни Хатынь.

ОТВЕТ. Деревня Хатынь Плещеницкого района была расположена среди большого леса в 4-х километрах от шоссе Логойск—Плещеницы. Поэтому в нашу деревню после боевых операций часто приезжали партизаны. Утром 22 марта 1943 года партизаны как будто из бригады «Смерть фашизму» после ночлега в дер. Мокрусь выехали лесом к шоссе Логойск—Плещеницы и там обстреляли немецкие войска. Какие были результаты боя не могу сказать, но стрельба производилась в стороне деревни Козыри Логойского района продолжительное время. Примерно в 12—13 часов дня партизаны возвратились в дер. Хатынь и расположились обедать. Не прошло часа—полтора как дер. Хатынь стали окружать немецкие войска, преследовавшие партизан. Завязался бой. Немцы били из минометов, пулеметов и другого оружия. В результате было убито в деревне Хатынь два партизана. Трупы их я сам видел недалеко от деревни. Один партизан, по рассказам местных жителей, был ранен. Партизаны начали уходить.

Я тоже, будучи 12-летним мальчиком, побежал с ними, зная, что немецкие карательные войска сжигают деревни и мирных жителей. Отбежав от деревни метров триста в сторону деревни Мокрусь, я залез в яму, где ранее хранился картофель, и там сидел. Что делали каратели в деревне, я не видел. На некоторое время прекратилась стрельба. Мне только были видны пожары и большой дым. Затем снова началась сильная стрельба, особенно слышались пулеметные очереди. Я настолько растерялся, что даже не слышал крика и плача людей. Возможно, из ямы и не мог их услышать. Мне казалось, что все вокруг гудит, шумит. Я плакал, хотя и не знал, что в деревне находятся жители, в том числе мои родители. Мне почему-то думалось, что все убежали из деревни в лес. Вскоре к яме, где я находился, подошли два немца. Увидев меня, один немец наставил автомат и хотел стрелять. Что было со мной, не помню, видимо, просился. Поговорив между собой на немецком языке, они ушли. Спустя примерно полчаса, я услышал сигнал трубы. Понял, что каратели уезжают.

Посидев еще немного времени в яме, вылез и увидел, что вся полностью деревня Хатынь горела. Идти в деревню побоялся и, считая, что мои родители в лесу, пошел искать их. Но в лесу никого не нашел. Проходя еще поле в сторону деревни Мокрусь видел два трупа мужчин-партизан, лежавшие — один в 100, другой в 200-х метрах от горевшей деревни Хатынь. В деревне Мокрусь я находился до утра следующего дня, а затем вместе со своим дядей Яскевичем Иосифом Антоновичем, который умер в 1954 году, пошел смотреть свою деревню, надеясь найти в живых своих родителей. И вот здесь, на месте сожженной деревни Хатынь, я увидел еще более страшную картину. На пожарище бывшего сарая Каминского Иосифа лежала большая куча останков расстрелянных и сожженных людей. Вокруг также лежало много обгоревших трупов. Некоторые из них было узнать невозможно. Там я нашел обгоревшие трупы своего отца Яскевича Антона Антоновича, брата Виктора, 1922 года рождения, 2-х сестер — Надежды и Ванды, 1936 года рождения и 1923 года рождения. Предположительно по обуви нашел труп и своей матери Яскевич Елены Сидоровны, но он был совершенно обгоревшим, лежал в метрах пяти от сожженного сарая. Кроме того, погиб и мой брат Владислав, 1938 года рождения, но его труп я не нашел. Лежало несколько обгоревших трупов на улице в метрах пятидесяти от упомянутого сарая. Всего, как я считаю, было убито и сожжено жителей дер. Хатынь человек 200. Разговора карателей, которые сжигали деревню Хатынь и расстреливали жителей, я не слышал и никого из них не видел, за исключением 2-х немцев. Не помню, кто из местных жителей, возможно Яскевич Иосиф Антонович, мне рассказывал, что каратели приезжали тогда из Логойска, а часть их, как будто полицейских, из м. Плещеницы.

ВОПРОС. Во сколько времени и куда уехали каратели из деревни Хатынь после ее уничтожения?

ОТВЕТ. После сожжения деревни Хатынь и расстрела ее жителей каратели уехали в сторону шоссе Логойск—Плещеницы, потому что в других направлениях, где я ходил по лесу, их следов не было. Выехали они примерно в 16 часов.

ВОПРОС. Что Вы желаете дополнить к своим показаниям?

ОТВЕТ. Дополнений не имею, записано все правильно, лично мною прочитано, допрос окончен в 13 часов 10 минут. В. Яскевич

Ст. следователь следотдела КГБ при СМ БССР капитан Мурашко


Следователь следотдела КГБ при СМ БССР старший лейтенант Гаранин19 допросил свидетеля Барановского Антона Иосифовича, 1932 года рождения, уроженца дер. Хатынь Плещеницкого района Минской области, белоруса, гражданина СССР, с 9-классным образованием, несудимого, беспартийного, в настоящее время проживает в гор. Минске, Сосновый переулок, дом № 2, кв. 89, работает на заводе им. Ленина упаковщиком.

А. Барановский В. Желобкович

Допрос начат в 9 ч. 10 м.

Об ответственности за дачу ложных показаний, уклонение и отказ от дачи показаний по ст. 177 и 178 УК БССР предупрежден. Барановский ВОПРОС. На каком языке Вы желаете давать показания?
ОТВЕТ. Я хорошо владею русским языком, показания желаю давать на русском языке.

ВОПРОС. Где Вы проживали в период Отечественной войны?

ОТВЕТ. В период Отечественной войны я проживал на временно оккупированной немцами территории в дер. Хатынь Плещеницкого района Минской области.

В марте 1943 года, которого числа не помню, в нашу деревню прибыла группа партизан, которые остановились в нашей деревне на ночлег. Переночевав в нашей деревне, ранним утром партизаны куда-то выехали.

Во второй половине дня я услышал стрельбу со стороны деревни Козыри, находящейся в 4—5 километрах от нашей деревни.

После непродолжительной стрельбы со стороны деревни Козыри, в нашу деревню прибыла группа партизан, которая ночевала в нашей деревне, и расположилась на отдых.

Примерно через час после этого, как я видел, нашу деревню стали окружать немецкие каратели. Между партизанами и карателями завязался бой. После непродолжительной перестрелки, партизаны отступили в лес из нашей деревни, откуда примерно в течение часа обстреливали карателей.

Когда начался бой между партизанами и карателями, я ушел к соседу Иодко Казимиру (погибшему во время расстрела вместе с семьей), где находилась моя мать.

Во время боя между партизанами и карателями мы легли на пол, а дверь закрыли на запор.

Как только прекратилась стрельба в деревне, в дверь дома кто-то сильно постучал. Мы не успели открыть дверь, как каратели разбили ее прикладами. В дом ворвалось три или четыре карателя. Вошедший в дом первый каратель был вооружен винтовкой, а остальные автоматами. Одеты они все были в немецкую военную форму. Цвета их формы и знаков различия я не помню. Ворвавшийся первым каратель, на русском языке с характерным украинским акцентом в озлобленной форме, сопровождая слова нецензурной бранью, приказал нам выходить из дома. Когда мы стали выходить из дома, то один каратель приказал дочери Иодко — Марии (приказал) остаться дома. Примет заходивших в дом карателей я из-за давности времени не помню.

Выгнав нас из дома, каратели на русском языке с украинским акцентом приказали нам следовать к сараю Каминского Иосифа. Несколько карателей сопровождали нас до сарая, оскорбляя нас нецензурной бранью и толкая в спину прикладами. Один каратель ударил прикладом по голове Иодко Казимира.


Когда нас каратели пригнали к сараю, то около сарая и в нем было уже много жителей нашей деревни. Около сарая я встретил отца с восемью детьми в возрасте от года до 14 лет, а мать каратели пригнали вместе со мной. Каратели пригоняемым людям приказывали становиться на колени. Когда я подходил к сараю, то увидел, что каратели стали поджигать дома в деревне. Находившиеся в сарае и около него женщины, обращаясь к карателям, спрашивали, что они с ними будут делать. В ответ на это каратели, злобно усмехаясь, на русском языке с украинским акцентом заявляли, что ничего нам не будет. Когда я находился уже в сарае, в него втолкнули каратели Иодко Марию. Волос у нее был растрепан и порвано платье. Она сдержанно плакала. Как я полагаю, каратели, оставив ее в доме, изнасиловали.

Когда находившиеся в сарае люди увидели, что каратели жгут дома в деревне, дети стали плакать. Плакали некоторые и взрослые, а некоторые из них молились, упрашивая карателей не расстреливать ни в чем невинных граждан. Ни плач детей, ни просьбы взрослых не помогли. Озверевшие каратели закрыли дверь сарая, заполненного людьми, и подожгли его. Люди в отчаянии бросились к двери и стали ломать ее. Тогда каратели открыли двери и, злобно усмехаясь, стали стрелять в обреченных на гибель людей. Плачем и стонами наполнился сарай. Люди, не обращая внимания на стрельбу, бросились в двери, но тут же расстреливались карателями. Я тоже бросился бежать из сарая. Но метрах в сорока от сарая, каратели прострелили мне левую ногу разрывной пулей, и я упал. Истекая кровью, я еще долго слышал крики и стон людей в горящем сарае. Это продолжалось до тех пор, пока не обрушился подгоревший сарай. Мне еще не верилось, что каратели так зверски могли уничтожить людей, среди которых были взрослые и большинство детей.

Лежа на снегу, я ожидал, что вот-вот кто-то подойдет ко мне из моих близких и окажет мне помощь. Так я пролежал до утра. Потеряв много крови и полузамерзший, я был поднят утром Рудак Стефаном (погиб на фронте), который возвращался домой на подводе. Рудак мне рассказал, что перед расправой над жителями нашей деревни, каратели посылали куда-то его с подводой. Семья Рудак Стефана была уничтожена вместе с другими жителями нашей деревни.

В тот день каратели уничтожили около двухсот жителей нашей деревни. Они зверски уничтожили не только взрослых, но и детей.

Рудак меня переправил в местечко Метни в больницу, где я находился на излечении около двух месяцев.

Как рассказывали мне позже, во время зверской расправы над жителями нашей деревни каратели убили несколько партизан. Сколько именно, я не помню. Убитых партизан я лично не видел.

ВОПРОС. Чем Вы желаете дополнить свои показания?

ОТВЕТ. Изменений и дополнений к своим показаниям я не имею.

Допрос окончен в 11 ч. 40 м.

Протокол мне прочитан, показания записаны правильно. Барановский
Допросил: следователь КГБ при СМ БССР ст. л-т Гаранин



Пост вышел слишком объемным, и ЖЖ не захотел пропускать его целиком.
Поэтому дроблю на две части.
Во второй еще одни щемящие показания свидетеля трагедии Желобковича, фотографии комплекса и кладбище деревень.

Продолжение тут

Tags: Беларусь
Subscribe

Posts from This Journal “Беларусь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →